БЕЗ НАРКОТИКОВ! | ТЕМАТИЧЕСКИЕ СТАТЬИ | Мышеловка [an error occurred while processing this directive]

Мышеловка


  В.И. Иванов. Президент ОСОО «Россия без наркотиков», академик РАЕН, автор документальной повести, где он рассказывает о своих пациентах, о тех, кого удалось спасти, вылечить он наркотизации. колее
  - Наркотизм часто принимает невиданные размеры только потому, - подчеркивает Владимир Иванович, что некоторые местные власти боятся вынести сор из избы, а наркодельцы, тем временем, активно расширяют сферу преступной деятельности.
  Выступая в конце июня прошлого года на совещании по международному антинаркотическому сотрудничеству, В.В. Путин, тогда еще секретарь Совета безопасности, сказал: «Дельцы наркорынка доходят до того, что приучают к зелью детей, причем не только школьников, но даже детей детсадовского возраста. Уже есть случаи, когда наркобарыги раздавали в детских садах жевательные резинки с наркотическими и психотропными веществами». Если и дальше так пойдет, предупредил он, генофонд населения стран СНГ будет подорван, а то и уничтожен.
  - Пристрастие к наркопрепаратам важно обнаружить как можно раньше считает к.м.н. В.И. Иванов, - тогда лечение будет эффективнее. Семьдесят процентов пациентов клиник Фонда, как правило, выздоравливают. Владимир Иванович Иванов советует обращаться за рекомендациями по телефону:
(095) 458-74-58
  Фонд спасения детей и юношества от наркотиков даст обратившимся квалифицированную консультацию. Об опыте работы Фонда мы начинаем публиковать документальные страницы.


  Яну Злоческую приобщили к наркотикам в 15 лет. Повзрослев на два года, она сама стала «сажать на иглу» своих сверстников. В 20 лет мама привела ее в Фонд спасения детей и подростков от наркотиков. Четыре года Яна не употребляла проклятого зелья. Теперь она поняла многое и решила стать профессиональным журналистом. Учится в университете.
  - Яна, по-моему, тема разговора сама собой, разумеется: как приучают малолеток к наркотикам, «сажают на иглу», и кто это делает? Расскажи о себе.

  - Взрослые почему-то думают, что перестройка коснулась только их. В ней участвовали и мы – тогдашние подростки. Я была пай девочкой, носила банты, ездила отдыхать в Артек и писала сочинение на тему: «Ленин в моей жизни». Правда, правда. А потом все рухнуло. У меня в голове образовался такой кавардак! Те ребята, которых мы пропесочивали на собраниях, вдруг стали такими же, как я – отличница! Это сейчас я понимаю, что у всех людей должны быть равные возможности, а тогда… И тут один хулиганистый парнишка привел меня на тусовку, к своим. Куда? В подвал, куда же еще? Мы звали его «мышеловкой». Но там было так необычно. Там не говорили про политику партии и про учебу, а только про то, как мальчики сняли девочек – обо всем таком. Секс там каждый открывал по-своему, но чаще – так сказать, в кругу друзей. «Торчали», конечно, почти все, то есть курили анашу.
  - В компании были и взрослые?
  - Да. Один бывший мент, как он говорил, всегда приходил. Он ругал ребят за «травку», но не препятствовал. Кстати, потом, когда у него погибла жена, он и сам «сел на иглу». Многие «садятся на иглу», когда у них что-то не ладится в жизни. Я долго не хотела «кумарить» - курить. Я ведь точно знала: наркотики – это очень плохо. Мама так говорила, учителя… Однако я не знала, что «плохо»? Никто из курящих не болел, и по ним даже не было особенно заметно, что он курят. Но почему-то все смеялись, были веселы, «балдели», разговаривая о пустяках. Я часто расспрашивала ребят, что он испытывают, когда затягиваются анашой? Мне говорили, что это сильно раскрепощает, что под «кайфом» можно увидеть такие картины, которых и во сне не бывает. И почему-то у всех моих друзей было убеждение: бросить можно в любой момент. О болезнях? Да я тогда не знала, где у меня печень-то находится! Какие болезни в молодости, какая зависимость от наркотиков? Мы же – свободные люди.
  - Где же ребята брали «продукт»?
  - У цыган. Они продавали только «своим». Кто попало там не купит. Серьезные наркотики и подавно новичок не сможет приобрести – только через «зеленых».
  - Через кого?
  - «Зелеными» называют ребят, которые начинают баловаться анашой. «Травка» в «мышеловке» была всегда. Наверное, отчасти ради нее и собирались ребята. В общем, их рассказы меня сильно будоражили. Но я держалась: запрет на наркотики сильно во мне засел: курить анашу ведь запрещали законом. За это могли и в кутузку отправить. А потом… Для меня, думаю, последней каплей было то, что за употребление наркотиков вдруг перестали преследовать менты. Был такой указ. (Имеется в виду решение Парламента в 91-м году об отмене уголовной ответственности за употребление наркотиков – В.И.). По нему выходило, что курить можно. Опять все перемешалось у меня в голове. Я придумала себе правило: никому не верить, все пробовать самой. Это касалось секса, воровства, мотоцикла и, естественно, анаши. И вот однажды ребята купили несколько стаканов «травки», чтобы «загнать грев». Ну, это значит, передать наркотики другу, который попал в СИЗО. Анашу принесли ко мне домой – мамы не было. (Мы к тому времени жили с мамой: папа покончил с собой.) Когда осталась одна, решила попробовать. Еле-еле свернула цигарку, затянулась и… ни черта не поняла. Ерунда какая-то! А потом появилась любовь и меня… изнасиловали. Причем, друзья моего возлюбленного
  ;- Ты вернулась к тем, кто над тобой надругался?
  - Да. А куда еще идти? Других друзей нет. Конечно, поначалу было больно и противно. И тут Света меня угостила, сказала, что анаша «цепляет», то есть от нее «ловишь кайф» только после нескольких сигарет. Я выкурила сразу несколько штук и стала «деревянной». После этого начала постоянно курить, и превратилась в «обезьяну»…
  - В кого, в кого?
  - «Обезьянами» называют начинающих. На них, кстати, испытывают сомнительные наркотики настоящие наркоманы. Чтобы самим не отравиться. Из «обезьян» потом и появляются наркоманы.
  - «Зеленые», «обезьяны» - это же такие оскорбительные прозвища. Как вы их терпели? После них, по-моему, и курить, колоться не захочется?
  - Но мы-то себя считали наркоманами! Это сейчас я знаю, а тогда… Кто мне мог что-то сказать путного про наркотики? Никакой ведь информации не было.
  - А мама? Трудно было ее обманывать?
  - Проще некуда. Я, бывало, в подъезде курила анашу, потом поднималась домой, быстро проходила в свою комнату, включала музыку или ложилась спать. Мама ничего не подозревала. Вот если бы я пришла с запахом спиртного, тогда бы он зашумела. Никаких вопросов не появилось у мамы и тогда, когда я стала носить рубашки с длинными рукавами, чтобы скрыть синяки от уколов. О том, что я употребляю наркотики, она узнала случайно, от чужих людей… Мне встречалась родители, о которых трудно сказать, что они не знали, чем занимаются их дети. Потом уже мы ходили, например, к одному мальчику и там варили свое зелье. Вонь – страшная. Сын объяснял маме, что мы делаем химические опыты. Когда наркотик был готов, он со своим другом запирался в туалете, чтобы уколоться.
  - Как ты перешла от анаши к героину, начала, колоться?
  - Я долго крепилась. А с тем парнем мы стали жить как муж и жена. Я не могла уже без него. Потом и замуж по-настоящему вышла: даже хотела его «снять с иглы». Сделать, чтобы он перешел хотя бы на «травку». Но… однажды он приходит и кладет в холодильник шприц. Полный. Я зашумела, а он говорит, что уколется – и все. Я говорю, что не допущу. Он взял меня за руку и говорит: тогда вместе уколемся. Что я могла поделать? Я же его любила. Так я получила первую дозу «героя». А потом… его опять посадили, а меня подхватил сосед-наркоман.
  - В каком смысле «подхватил»?
  - Наркоманы почти все импотенты. Сосед был мне, как папа. Он видел, что я страдаю, и чуть не каждый день приглашал к себе «на кубик», жалел, давал бесплатно. Денег у меня не было. Однажды с девчонкой сняли серьги у малолеток, и попали в милицию. Я так перепугалась, что больше воровать не могла.
  - Сосед твой, «наркопапа», давал наркотики бесплатно? В это с трудом верится.
  - Потом я поняла, почему он это делал. Все наркоманы понимают, во что вляпались, но поздно. Они страшно завидуют нормальным людям и злы на них. «Сажая на иглу» они мстят всем.
  - Из серии «если у меня нет коровы, то я отравлю соседскую. Чтобы и у него не было?»
  - Вот-вот. Когда я начала колоться всерьез, тоже так поступала – из злости на весь мир.
  - У тебя порезы на руке?…
  - Мы кололись вместе. Мужа почему-то быстро отпустили. Однажды он не дал мне кубик. Я заперлась в ванной и порезала руки. Сразу дал. А вообще, я была для него вроде «наркомамы». Он «сидел на игле» дольше, и по утрам был никакой – ломка. А у меня долго ломок не было. Я собралась и шла доставать дозу. Без копейки – как действуют многие наркоманы.
  - Кто же даст наркотики без денег?
  - Я приходила туда, где молодые ребята тусуются. Чаще богатые. Часто это были элитные спортсмены. А что? Я же симпатичная, разбитная. Почти всегда кто-то клевал, интересовался наркотиками. Ему я и «садилась на хвост». Условие одно: он «раскумарит» меня, то есть даст денег еще на одну дозу для меня. А вернее, я себе сама ее «вырулю» - новичок же ничего не смыслит. Опытные наркоманы, когда варят зелье, а новички смотрят и ждут его, умудряются затолкать шприц в рукав, набрать его и сунуть где-нибудь в укромное место, а потом вколоть себе вторую дозу. Наркоман же не может остановиться – ему всегда мало… Так и со мной было. Расколов кого-нибудь, брала деньги и ехала в «дыру», ну, на квартиру, где продают наркотики.
  - А потом домой – с дозой для мужа?
  - Какой там! Сначала – сама принимала. А мужу – «ополоски». Сойдет.
  - Но ты же его любила?
  - Когда мы кололись, было уже не до любви…
  - Но я не очень верю, что вот так просто можно уговорить незнакомых ребят уколоться. Что ты говорила им?
  - Я действовала примитивно: строила из себя «крутую». Разговор шел всегда на сленге – в этом была какая-то привлекательность. Сначала – обычные вопросы. Давно «торчишь»? Нет. На системе? Нет. Где живешь? Где хочу. Я по жизни кайфолов. Вот тут-то надо было не пропустить момент. Что стоит за словом «кайф» толком никто не знает. Если создать некую тайну, то все будет в ажуре. Я ее создавала просто: говорила, например, что вам этого не понять, это что-то неземное. И часто этого было достаточно. Если при этом сделать «философскую» мину, то срабатывает безотказно. Приемами «подсадки» опытные наркоманы владеют в совершенстве. Один мой знакомый мог за полчаса уговорить хоть кого попробовать наркотики. Он сначала делал из них запретный плод. Рассказывал, как он мучается, гнием на корню, что было сущей правдой – он и умер от гепатита. При этом добавлял, чтобы ребята не смели пробовать даже эту отраву. Потом переходил к главной части – рисовал свою жизнь в фантастическом свете. Какие картины перед ним возникали, какая смелость появлялась. И он выходил победителем в схватках с ментами и даже бандитами. Ну, на глазах появлялся герой и только из-за того, что он принимал героин. Конечно, ребята просили. А он и тут как бы предупреждал: ну, дескать, ладно, один раз попробовать можно, но дальше – ни-ни…
  - Но ведь это изощренная форма садизма!
  - Наркоману выживать на данный момент надо, а на остальное ему нас…, прощу прощения, - до лампочки. Хотя все наркоманы понимают, что делают. Ведь «на иглу они сажают» как бы в здравом уме, то есть еще не приняв своей дозы. Они безошибочно определяют в толпе подростков «зеленых» или «обезьян» - тех, кто попробовал анашу. На них идет охота. А потом их держат при себе, пока те сами не найдут дорогу к «барыгам», которые продают наркотики только «своим», проверенным наркоманам, те никогда наркосбытчиков не «сдают».
  - Сколько же ты «посадила на иглу» подростков?
  - Откуда я знаю? Но замаливать грехи мне придется долго. Света, что приобщила меня к анаше, умерла – передозировка. Еще несколько ребят погибли, двое из окна выбросились, один вскрыл вены. Но бывшего мужа я все-таки притащила в Narconon к доктору Владимиру Ивановичу Иванову. Он ему помог. Муж не колется.

P.S. К сожалению, на то, что рассказала Яна Злочевская из Екатеринбурга не обращают внимания ни родители, ни милиция, а порой и врачи. Поэтому борьба с наркоманией кажется такой сложной. И вот почему каждый наркоман, по мнению многих специалистов, должен быть на учете. Даже начинающий. Ведь по статистике один наркоман «сажает на иглу» в течении года примерно 15-17 новичков. Уж сейчас у нас в стране насчитывается около 12 миллионов наркоманов…

Газета: «Труд»,
4 августа 1998 года.


Опубликовано на сайте 07.11.2003

[an error occurred while processing this directive]

[an error occurred while processing this directive]