Форум. Хочу жить без наркотиков

Горячая линия по Москве и М.О. +7(965)283-15-90. Форум о зависимостях: наркомания, алкоголизм, секты
Текущее время: 03 дек 2020, 04:33

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 6 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Трудоголизм
СообщениеДобавлено: 12 ноя 2011, 19:49 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 01:00
Сообщения: 1176
Откуда: Москва
Трудоголизм - это общественно-одобряемая зависимость, но по своему разрушительному воздействию на человека мало чем отличающаяся от каких-либо других зависимостей. Трудоголик, также как и любой другой зависимый страдает и физически из-за однообразия нагрузок, и душевно, из-за личностных переживаний и напряжения, в котором он перманентно пребывает. Многочасовой рабочий день в сочетании с ощущением хорошо выполненного долга, дает эйфорические состояния, но это не приносит удовлетворения, и напряжение лишь возрастает.
Трудоголики, длительно сохраняющие свою зависимость, не в состоянии взять отпуск, так как бездеятельность для них в психологическом смысле переносится еще тяжелее. В отпуске он может начать пить, или «уйти в болезнь», а может на время найти другую область, в которой самозабвенно предаваться труду. Любой уход от реальности, лишь бы избежать ощущения потери самого себя. Трудоголик лишен состояния беззаботности. Он либо работает, либо тяжело устал после работы. Он всегда и ко всему относится серьезно и по-деловому, ему постоянно некогда, он уверен сам, и поддерживает мнение окружающих о том, что только от него зависит благополучие семьи (если папа не будет зарабатывать, все умрут от голода, а если мама не будет поддерживать чистоту в доме и следить за правильным питанием и «одеванием» все умрут от болезней). Он страдает от гипертонии, гастритов, язв и приступов мрачной депрессии. У него низкая самооценка, из-за которой постоянная навязчивая потребность напоминать окружающим о своей значимости, и требовать от них такой же степени вовлеченности в трудовой процесс. В пожилом возрасте трудоголики пытаются вернуть уважение окружающих, напоминая о своих заслугах, от трудоголика часто можно услышать упреки о том, как трудно он жил и как много он работал, а теперь его неблагодарные близкие могут себе позволить «все это» просто так. Близкие в лучшем случае жалеют его, а в худшем – презирают и игнорируют.
Семья трудоголика - дисфункциональна, с годами характер трудоголика особенно портится, он становится нетерпимым, раздражительным, деспотичным, придирается по пустякам, у него повышенные требования к родным, которые должны "соответствовать", даже если речь идет о маленьком ребенке. Поэтому дети трудоголиков часто сами становятся зависимыми людьми (алкоголизм, наркомания, другие зависимости).

Цитата:
Трудоголизм. Классификация трудоголиков

Термин трудоголизм (работоголизм) был предложен в начале 1970-х гг. Уже первые работы, посвященные трудоголизму, выявили его сходство с другими видами химической и психологической зависимости. Как и всякая аддикция, трудоголизм — это бегство от реальности посредством изменения своего психического состояния, в данном случае достигающегося фиксацией на работе. Причем работа не представляет собой того, чем она бывает в обычных условиях: трудоголик не стремится к работе в связи с экономической необходимостью.

«Бегство в работу» от обыденной жизни может быть связано с невозможностью испытывать «маленькие житейские радости», неспособностью обеспечить себе домашний комфорт, который обеспечивают другие. В качестве рационализации трудоголизма используются такие оправдания, как материальная или рабочая необходимость, требования карьеры и т.п. Даже хобби трудоголиков обычно связаны с ролью добытчика, кормильца. Это работа на садовом участке, охота, рыбалка и т.п. Если трудоголик не может реализовать себя на основной работе, хобби может стать его единственным интересом в жизни.

Признаки трудоголизма:

После напряженной работы трудно переключиться на другую деятельность.
Беспокойство о работе мешает во время отдыха.
Трудоголик считает, что удовлетворение можно чувствовать только во время работы.
Трудоголик ощущает себя энергичным, уверенным и самодостаточным, только работая или думая о работе.
Если он не работает, то чувствует неудовлетворенность и раздражение.
О человеке говорят, что в быту он мрачен, неуступчив, раним, но «преображается» на работе.
Заканчивая какое-то дело, испытывает неудовлетворенность оттого, что скоро «все закончится».
Заканчивая какое-то дело, сразу начинает размышлять о следующем деле, следующем рабочем дне.
Трудоголик не понимает смысла отдыха и радости от него.
Панически избегает состояния «ничегонеделания».
Отсутствие работы для трудоголика — лишь безделье и лень.
После работы, чтобы понять, чего хотят близкие, трудоголику нужно сделать над собой усилие.
Даже дома мысли постоянно сосредоточены на работе.
Журнальные фотографии, фильмы и программы эротического и развлекательного характера вызывают раздражение.
Рассказы приятелей о любовных подвигах кажутся трудоголику скучными
Для него характерны слова: «все», «всегда», «я должен».
Обычно трудоголик ставит перед собой цели, которых не может достичь, и предъявляет к себе повышенные требования.
Рассказывая о своей работе, ему удобнее говорить «мы», а не «я».
Неудача на работе воспринимается как катастрофа.

Работа для трудоголика — отнюдь не одна из составных частей его жизни: она полностью заменяет собой привязанность, любовь, развлечения, другие виды активности.

В обществе трудоголизм в значительно большей степени распространен среди мужчин, хотя процессы эмансипации затрагивают и эту аддикцию. Значительное число т. н. бизнес-леди могут быть отнесены к категории трудоголиков.

Чем отличается обычный трудолюбивый человек от трудоголика? Трудолюбивый человек имеет перед собой цель, ему важен результат своего труда, для него профессиональная деятельность — всего лишь часть жизни, способ самовыражения и средство самообеспечения и создания материальных благ. Для трудоголика все наоборот: результат работы не имеет смысла, работа — это способ заполнения времени, такой человек нацелен на производственный процесс, а не на результат. Семейные отношения, сама семья трудоголиком воспринимаются как помехи, отвлекающие от работы и вызывающие раздражение и досаду.

Одна из важных особенностей трудоголизма — компульсивное стремление к постоянному успеху и одобрению со стороны окружающих. Трудоголик испытывает страх потерпеть неудачу, «потерять лицо», быть обвиненным в некомпетентности, лености, оказаться хуже других в глазах начальства. С этим связано доминирование в психологическом состоянии чувства тревоги, не покидающее трудоголика ни во время работы, ни в минуты непродолжительного отдыха, который не бывает полноценным из-за постоянной фиксации мыслей на работе.

Трудоголизм является такой же формой саморазрушения, как и другие зависимости. Он приводит к переутомлению, нехватке сил на другие занятия и сужению круга интересов. Все вытесняет необходимость чувствовать себя очень нужным, незаменимым в определенных делах. Трудоголикам некогда и неинтересно пользоваться результатами своего труда, они постоянно жертвуют собственными потребностями. Многие из них счастливы, когда о них говорят, что они «горят на работе» и завидуют тем, кому удалось умереть на трудовом посту.

Трудоголизм часто сочетается с алкоголизмом («алкоголик — золотые руки») и эмоциональной зависимостью. Трудоголик много заботится о других, создавая у них впечатление родительской опеки. Однако при этом он ставит опекаемого человека в инфантильную зависимость, заставляет его чувствовать себя неумелым, глупым, несамостоятельным. Причиной такой заботы является не сочувствие, а перфекционизм и потребность в самоутверждении за чужой счет: «Я все знаю и умею лучше вас». Склонность трудоголика к роли Спасителя объясняют следующими мотивами:

- чувство своей незаменимости;
- заполнение времени;
- получение приятного заслуженного утомления;
- разрядка агрессии в форме попреков.

К трудоголизму более склонны старшие или единственные дети в семье, где отец — алкоголик, а мать — созависимая. Ребенок выполняет множество обязанностей по дому, старается хорошо учиться, чтобы компенсировать позор семьи, усиленно готовится в престижный вуз или добивается спортивных побед. Он лишает себя отдыха и развлечений, становится антиподом отцу. Но это только внешне, основа у трудоголизма и алкоголизма общая: бегство в зависимость, саморазрушение.

Трудоголик становится настолько фиксированным на работе, что постоянно отчуждается от семьи, друзей, все более замыкаясь в системе собственных переживаний. Вместе с тем исследование числа разводов среди австралийских психологов с признаками трудоголизма и без них, проведенное Р. Бурке с коллегами, не обнаружило каких-либо значимых различий.

Оторванный от своего наркотика отпуском, болезнью, выходом на пенсию трудоголик скучает, чувствует себя ненужным, неприкаянным, никчемным. В отпуске он начинает пить, играть в карты, заводит курортный роман. На пенсии у него могут развиться психосоматические расстройства и он меняет форму саморазрушения — становится ипохондриком, убивая время в бесконечных хождениях по врачам. Нередко организм включается в эту игру всерьез и человек быстро погибает от инфаркта, инсульта или рака.

G. Porter выделяет такие свойства трудоголика, характерные для любой зависимости, как ригидное мышление, уход от действительности, прогрессирующую вовлеченность и отсутствие критики.

Трудоголизм, как и любая аддикция, сопровождается характерными личностными изменениями, затрагивающими, прежде всего, эмоционально-волевую сферу. Развитие процесса сочетается с нарастанием эмоциональной опустошенности, нарушается способность к эмпатии. Межличностные отношения затрудняются, воспринимаются как тягостные, требующие больших энергетических затрат. Трудоголик уже на подсознательном уровне стремится избегать ситуаций, где требуется активное участие, сторонится обсуждения важных семейных проблем, не участвует в воспитании детей, не получающих от него обратного эмоционального тепла. Он предпочитает общаться с неодушевленными предметами (реже с животными), а не с людьми, т. к. это не требует решения насущных межличностных проблем.

Вместе с тем аддикт убеждает себя и окружающих в том, что он работает ради денег или другой абстрактной цели. Такая защита принимается обществом. Человек не понимает, что такой способ «траты» себя — тупиковый, он не реализует собственные потенциальные возможности. Вне работы (болезнь, увольнение и т. д.) трудогольная аддикция легко сменяется другой, чаще химической.

В психологическом портрете трудоголиков, считает В. Кукк (1999), преобладает добросовестный тип, а ему свойственны следующие черты:

- тщательность в работе; любовь к чистоте, порядку; большое старание, терпение и усердие, но в итоге — достижение средних результатов;
- стремление к безупречности во всем — в моральных и этических нормах, требование этого от других людей;
- затруднения в выборе; также тщательное взвешивание «за» и «против» в поступках, в мыслях и в стратегиях, стремление быть «правильным»;
- застревание в подробностях, деталях, моментах; чрезмерная обстоятельность;
- упорство, перерастающее в упрямство, целеустремленность, прямолинейность в достижении цели;
- системность в мышлении, организованность, предавание чрезмерного значения второстепенному;
- предусмотрительность, страх перед ошибками;
- накопление стрессов, напряжений, обид (неумение расслабиться, отдохнуть, простить, открыто выразить свои эмоции).

О. Веснина (2004) предложила свою классификацию трудоголиков в плане дальнейшего прогноза и коррекции их аддикции, которая, несмотря на свой очевидный научно-популярный стиль, в какой-то степени отражает различия среди них:

«Трудоголик для других» — это тот, кто очень много работает и очень доволен этим. Мама и друзья, а затем жена и дети (если он их сумеет завести) могут быть очень недовольны, но поделать с этим ничего не могут. Помочь «трудоголику для других» невозможно. Это все равно что лечить наркомана, который не хочет лечиться.

«Трудоголик для себя» — это тот, кто очень много работает, но испытывает по этому поводу противоречивые чувства. «Трудоголик для себя» не безнадежен. Не всякий, кто очень много работает, — трудоголик. Если другие области жизни такого работника — семья, досуг, друзья — не страдают, это значит, что он любит не только работу, но и все остальное.

«Успешный трудоголик» — это тот, кто благодаря своей работе добивается больших профессиональных/карьерных успехов.

«Трудоголик-неудачник» — это тот, кто рьяно занимается бесполезной деятельностью, которая никому не нужна. Он имитирует работу, заполняя пустоту в своей жизни.

«Скрытый трудоголик» — это тот, кто на людях сетует, как он не любит работать, а на самом деле все свои силы и любовь отдает работе. Одна «нога» трудоголика «растет» из страха перед близкими и глубиной (не структурированной работой) эмоциональных отношений с людьми, страха внутренней пустоты, которую надо заполнить. Другая «нога растет» из стремления к превосходству над всеми и совершенству (в детстве от трудоголика всегда что-то требовали и никогда не любили его таким, каким он был).

Р. Бурке (Burke, 2004), используя тест на трудоголизм Спенса и Роббинса, выделил три группы работоголиков: аддиктов работы (Work Addicts), энтузиастов работы (Work Enthusiasts) и увлеченных аддиктов (Enthusiastic Addicts). Самые низкие показатели самооценки оказались у аддиктов работы.

Трудоголизм связан с аддиктивными свойствами организаций, в которых работают трудоголики. Такая организация представляет собой закрытую систему, ограничивающую способность своих сотрудников к самостоятельному мышлению и восприятию многих явлений, выходящих за рамки концепции этой системы. В советские времена это выражалось в сверхценном отношении к количественным показателям работы, в бесконечных «выполнениях и перевыполнениях плана, встречных планах», в фиксации внимания на формальной стороне работы — разного вида отчетах, рапортах, показателях. Иными словами — в стремлении произвести благоприятное внешнее впечатление. Аддиктивной системе присущи признаки отдельного человека-аддикта (Короленко, Дмитриева, 2000).

Развитию трудоголизма способствует также система мелочного контроля, постоянных проверок эффективности, качества и т. д. Такого рода подходы основаны на недоверии к человеку, неуважении его личности и способствуют формированию трудогольного мышления со сниженными возможностями истинной самореализации.

Трудоголик оказывает влияние на других членов семьи, не получающих от него эмоциональной поддержки. Члены семьи либо видят в нем пример, либо не принимают и идут по пути более деструктивных аддикции. Дети работоголиков часто сами становятся аддиктами. Вместе с тем следует учитывать, что трудоголизм может стать «спасительной» аддикцией для бывших наркоманов и алкоголиков на этапе реабилитации.

Источник: Руководство по аддиктологии М. 2006


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 10 ноя 2012, 00:22 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 01:00
Сообщения: 1176
Откуда: Москва
Статья большая, но на мой взгляд очень полезная, и читается легко.
Цитата:
«Ах, какое блаженство знать, что я совершенство»: ловушки для ответственных исполнителей


Забота об излишнем часто соединяется
с потерей необходимого.
Солон, I век до н.э.



Когда мы говорим о зависимостях, то в первую очередь припоминаются такие из них, как алкоголизм, курение, наркотики и ещё, пожалуй, тяга к азартным играм. Естественно, нет ничего хорошего в том, что человек уходит от реальной жизни при помощи алкоголя или наркотиков или проигрывает все деньги в казино, влезая в опасные для жизни долги. Но что плохого в том, что человек много и успешно работает на благо своей семьи и других людей, старается выполнить свою деятельность как можно лучше, «живёт» своей работой? Казалось бы, такое усердие можно только приветствовать. И мало кому может прийти в голову идея, что подобная работа может стать средством саморазрушения.

В этой статье речь пойдёт об аддикциях (зависимостях), связанных с работой, – перфекционизме, трудоголизме, ургентной зависимости. Для того чтобы читатели смогли более ярко представить себе сотрудников с подобными зависимостями, дадим им имена и характеры сказочных героев.

«Василиса Премудрая, но … не креативная»

Куда там невестам братьев Ивана Царевича до Василисы Премудрой! И то у них не так, и это бестолково: пироги испекут – подавиться можно, плясать начнут – только гостей насмешат. То ли дело Василиса – всё у неё на зависть, всё лучше некуда …

Вам, без сомнения, известна народная мудрость: «Лучшее – враг хорошего»? Смысл её довольно прост: подразумевается, что чаще всего надёжнее, выгоднее, полезнее для физического и психического здоровья – иными словами лучше со всех сторон – остановиться на достигнутом хорошем уровне, чем пытаться добиться неземного совершенства. Слово «перфекционизм» пришло в европейские языки из латинского. Латинское слово «perfectus» означает абсолютное совершенство. Перфекционизм – это убеждённость в том, что совершенствование как собственное, так и других людей, является той целью, к которой должен стремиться человек.

Можно ли достичь абсолютного совершенства? Нужно ли это? Со временем слово «перфекционизм» приобрело негативный оттенок. С одной стороны, он выражает напрасное стремление к недостижимому совершенству. «Перфекционисты – это настойчивые, скрупулезные и организованные люди, которые стараются достичь высоких целей. Их поведение может варьироваться: некоторые пытаются скрыть свои недостатки, другие стараются любыми способами защитить образ совершенства. Но все они устанавливают для себя или для других чрезвычайно высокие стандарты», – отмечает Гордон Флетт, профессор психологии из Йоркского университета Торонто.

С другой стороны, негативная окраска этого термина указывает на то, что перфекционизм вредит физическому и психическому здоровью. Он может рассматриваться как эффективное лекарство от счастья и положительных эмоций. Интересно, что проявления перфекционизма можно наблюдать даже у маленьких детей. В ходе эксперимента Г. Флетт просил четырех- и пятилетних детей пройти психологический тест – решить с помощью компьютера задачу, которая решения не имеет. Оказалось, что дети с ярко выраженными перфекционистскими наклонностями, не выполнив задание, проявили большую склонность к гневу или тревоге. Согласно данным исследования, проведенного Стэнфордским университетом, люди, предъявляющие слишком высокие требования к себе и к другим, более подвержены эмоциональным и физическим расстройствам, чем те, которые отличаются внутренней гибкостью и широкими взглядами на жизнь. При этом перфекционисты не только подвергают опасности собственное здоровье, но и отравляют жизнь окружающим своими придирками и постоянной неудовлетворённостью.

Может быть, перфекционизм способствует продуктивной работе? «Стремление к совершенству особенно плохо отражается на качестве работы», – утверждает Лорри Лафферти, автор книги «Перфекционизм: надежное лекарство от счастья». По ее словам, перфекционисты склонны привязывать чувство собственной значимости к служебной деятельности, и поэтому слишком много времени тратят на ненужные детали, что замедляет темп работы и снижает её общую продуктивность. Кроме того, чтобы не испортить собственный безупречный имидж, перфекционисты могут скрывать совершенные ими ошибки.

Некоторые психологи, в частности, Г. Флетт, считают перфекционизм психическим расстройством. Чтобы выбраться из его тисков, сотрудникам требуется помощь специалистов. Техника, которую рекомендуется использовать в отношении перфекционистов, называется в американской психиатрии "flooding" (в отечественной психиатрии – «погружение»). Она обычно применяется по отношению к больным гермафобией – патологическим страхом заражения или инфекции. Таких больных психиатры специально окружают предметами, вызывающими у них страх инфицирования, заставляя их понять, что они вполне могут выжить в таком «заразном» окружении. Аналогично, перфекционистам нужно предложить давать свою работу для оценки и критических замечаний как можно большему числу коллег перед тем, как она будет представлена руководству. Это поможет им научиться «выживать» в среде конструктивной критики и уделять больше внимания не «оттачиванию» деталей, а творческой стороне деятельности.

Если вы обнаружили у себя «вирус» перфекционизма, то могут быть полезными следующие рекомендации. Выберите время и подумайте, почему вы постоянно перепроверяете себя, уделяете чрезмерно много времени занятиям, с которыми можно управиться за минуту. Напишите, что вам мешает работать без ошибок и сбоев. Обычно причиной этого является страх («я панически боюсь ошибиться и постоянно должен проверять уже сделанное», «я не помню, делал (а) я эту работу вообще или нет», «мне стыдно не выполнить обещание, хотя эта работа, похоже, мне не под силу»). Проанализируйте, насколько ваши страхи реальны, не являются ли они – хотя бы отчасти – плодом ваших собственных фантазий. Подумайте, ведь вы же добросовестно относитесь к работе? Почему же тогда вы держите себя в таком напряжении? Почему вы не доверяете себе, свои знаниям и профессионализму? Насколько критичны ошибки, которые вы можете совершить? Научитесь уважать себя, свою работу. Не спешите ни с делами, ни с речами. Старайтесь делать только то, что вам по силам. Спокойно и обстоятельно выполненная работа принесёт вам удовлетворение и уверенность в себе.

Необходимым атрибутом вашего рабочего стола должен быть план работы на день. Не откажите себе в удовольствии сделать пометку о выполнении намеченного. Тогда вы не станете нервничать, вспоминая сделано ли дело, как и когда.

При работе с бумажными документами у многих людей срабатывает ассоциативное припоминание увиденного. Вы можете запомнить порядок строчек в книге, документе, дату или фамилию автора письма. Если вы точно знаете, что является наиболее важным, то нужно подчеркнуть эти места маркером, сделать цветные закладки с пояснительной надписью вверху для книги.

Не пожалейте времени и раз и навсегда упорядочьте ваш архив, расставьте все папки по полкам, надпишите, где и что можно найти.

Договоритесь с вашими коллегами, что всегда вместо изъятого документа или одолженной в ваше отсутствие книги должна находиться записка, в которой указано, кто, когда и на какое время взял ваши вещи в Ваше отсутствие. Нарушителей надолго отлучайте от совместного пользования вашим архивом, библиотекой, рабочим столом.

Научитесь думать позитивно и находить положительные моменты даже в неприятных ситуациях. Возьмите за привычку делать «разбор полётов», анализировать причины своих неудач.

Американские психологи считают, что каждый из нас имеет право, по меньшей мере, на три ошибки в день. Не ошибается тот, кто ничего не делает. Конструктивно воспринимайте критику: критика – это проявление интереса к вашей работе, если вас критикуют, то верят в то, что вы можете выполнить работу ещё лучше. Кстати, иногда разгромная критика является признаком того, что вы создали что-то полезное.

Оценивая чужой и собственный труд, важно «не перегибать палку». Современником А. Эйнштейна был крупный учёный-физик П.Эренфест. Это был подлинной великий критик, анализ которого был настолько глубок, что заслужить его одобрение считалось высшей наградой. Вместе с тем собственные творческие поиски П.Эренфеста отставали от его критического дара (так, во всяком случае, считал он сам). Мучимый чувством неполноценности, считая себя бездарностью в науке, П.Эренфест покончил с собой.

На его могиле А. Эйнштейн, отдавая дань великому физику и замечательному человеку, высказал очень глубокую мысль о причине несоответствия творческих способностей Эренфеста его критическому таланту. Любой творец, по мнению А.Эйнштейна, должен так полюбить свою идею, что какое-то время, пока она окрепнет, следует не допускать внутренней критики. Лишь когда выстроена надёжная система, утверждающая новую идею, можно включать свой критический «запал». Эренфест с его вечным «самоедством», вечной неудовлетворённостью начинал критиковать свои идеи прежде, чем они окрепнут.

«Крошечка-Хаврошечка: белка в колесе»

Трудится Крошечка-Хаврошечка с утра до вечера, носится с коромыслом туда- сюда как заведённая, пироги замешивает да картошку в мундирах варит, хатку подметает да пыль веником смахивает. И хоть бы кто спасибо сказал, не говоря уже о материальном поощрении. А, впрочем, нужна ли благодарность от мачехи и сестры самой Хаврошечке? Это ещё вопрос…

Саморазрушение с помощью работы на износ получило название трудоголизма (работоголизма). Уже первые работы, посвящённые этой аддикции, выявили её сходство с другими видами психологической и химической зависимости. Трудоголик получает удовольствие («кайф») от ощущения того, что он нужен, полезен, незаменим для окружающих людей, а также от ощущения власти, которое обеспечивают ему профессиональные навыки, должность или заработанные деньги. При этом аддикт стремится к работе совсем не в связи с экономической необходимостью.

Следует отметить, что не каждый, кто много работает, является трудоголиком. Чем отличается трудолюбивый работник от трудоголика? Для трудолюбивого человека важен результат труда, а профессиональная деятельность является лишь частью жизни, способом самовыражения, средством самообеспечения и создания материальных благ.

Для трудоголика результат работы не имеет смысла, а работа является средством заполнения времени. Такой человек нацелен не на результат, а на производственный процесс. Интересно, что трудоголик не умеет пользоваться результатами своего труда. Это человек «для людей» – надёжный муж, заботливый отец, гуманный начальник или исполнительный сотрудник.

Подсознательное отношение трудоголика к самому себе можно выразить фразой: «Ты хороший, пока работаешь», из чего вытекает закономерное следствие: «Работай не останавливаясь!». Трудоголик напоминает машину с прекрасным мотором, но без тормозов: она останавливается, только врезавшись в стену или полностью израсходовав горючее.

Важной особенностью трудоголика является стремление к постоянному успеху и одобрению со стороны окружающих. Аддикт боится потерпеть неудачу, «потерять лицо», быть обвинённым в некомпетентности, лености, оказаться хуже других в глазах руководства. При этом он ставит перед собой цели, которых не может достичь, и предъявляет к себе завышенные требования. Поэтому в психологическом состоянии такого работника доминирует чувство тревоги, которое не покидает человека ни во время работы, ни во время непродолжительного отдыха. Трудоголик не умеет по-настоящему расслабляться, потому что он постоянно думает о работе. Он не понимает смысла отдыха и радости от него.

Трудоголик ощущает себя энергичным, уверенным и самодостаточным, только работая или думая о работе. Если он не работает, то чувствует неудовлетворенность и раздражение. Заканчивая какое-то дело, испытывает неудовлетворенность оттого, что скоро «все закончится». При этом он сразу начинает размышлять о новом деле или следующем рабочем дне.

Трудоголизм часто сочетается с алкоголизмом (пример тому: «алкоголик – золотые руки») и эмоциональной зависимостью. Трудоголики, как правило, склонны к «спасительству». «Спаситель» – это человек, играющий в отношениях с другими людьми преимущественно родительские роли (отца, матери, наставника, целителя) и оказывающий избыточную или ненужную помощь другим людям. Такой человек много заботится о других, создавая у них впечатление родительской опеки. При этом он ставит опекаемого человека в инфантильную зависимость, заставляет его чувствовать себя неумелым, глупым, несамостоятельным. Причиной такой заботы является не сочувствие, а перфекционизм и потребность в самоутверждении за чужой счет: «Я все знаю и умею лучше вас». Спаситель отрицает способность окружающих людей принимать самостоятельные решения и вести себя по-взрослому. Он рассчитывает на благодарность и очень удивляется, получая вместо неё беспечность и инфантилизм. Таков руководитель, выполняющий большую часть работы за подчинённых и упрекающий их в лени и безответственности; таков отец, содержащий великовозрастного сына, не желающего обременять себя заботами о хлебе насущном.

Даже дома мысли трудоголика постоянно сосредоточены на работе. Перенапряжение больше всего сказывается на близких. Семейные отношения, семья в целом воспринимаются трудоголиком как помехи, отвлекающие от трудовой деятельности и вызывающие раздражение и досаду. После работы, чтобы понять, чего хотят близкие, трудоголику нужно сделать над собой усилие. Разговоры с близкими и приятелями, а также фильмы и программы развлекательного характера, кажутся скучными. В быту аддикт мрачен, неуступчив, раним и панически избегает состояния «ничегонеделания», потому что отсутствие работы воспринимается трудоголиком как безделье и лень. Даже хобби такого человека обычно связано с ролью добытчика, кормильца – работа на садовом участке, охота, рыбалка. Если трудоголик не может реализовать себя на основной работе, хобби может стать его единственным интересом в жизни.

Кажется, что трудоголик не ведает усталости, но это не так: он просто не позволяет себе жаловаться на неё. Зачастую такие люди вообще не склонны к непосредственному выражению чувств: они отражают свои чувства в поступках (например, в заботе о близких) или переживают их на уровне тела, внутри себя. Склонность переживать неприятные чувства преимущественно телесно может привести к развитию психосоматических заболеваний – тех, которые в народе называют болезнями «от нервов».

Для трудоголиков характерно игнорирование собственных потребностей. Многие из них склонны к аскетизму в одежде и еде. Они много имеют, но пользуются этим для себя несоразмерно мало. От трудоголика можно услышать такую фразу: «Мои личные потребности ограничиваются чистой рубашкой и пачкой сигарет» – и это не рисовка. Для того чтобы наслаждаться жизнью, трудоголикам недостаёт не только желания, но и времени.Эта категория людей, как правило, пренебрежительно относится к своему здоровью. По мнению трудоголика, только социальная значимость является оправданием его существования, поэтому такие люди либо работают до последнего своего дня, умирая после выполнения своих профессиональных обязанностей (многие трудоголики считают особой удачей умереть в процессе работы), либо быстро уходят из жизни, оказавшись на пенсии (ведь они утратили её смысл – работу), либо, попав в критическую ситуацию, переоценивают свои ценности, начинают заботиться о себе – и перестают быть трудоголиками.

О. Веснина (2004) предложила следующую классификацию трудоголиков. «Трудоголик для других» очень много работает и очень доволен этим. Помочь «трудоголику для других» невозможно. Это все равно, что лечить наркомана, который не хочет лечиться. «Трудоголик для себя» очень много работает, но испытывает по этому поводу противоречивые чувства. Он не безнадежен. Если другие области жизни такого работника – семья, досуг, друзья – не страдают, это значит, что он любит не только работу. «Успешный трудоголик» благодаря своей работе добивается больших профессиональных/карьерных успехов. «Трудоголик-неудачник» рьяно занимается бесполезной деятельностью, которая никому не нужна, имитирует работу, заполняя пустоту в своей жизни. «Скрытый трудоголик» на людях сетует, как он не любит работать, а на самом деле все свои силы и любовь отдает работе. Одна «нога» трудоголика «растет» из страха перед близкими и глубиной эмоциональных отношений с людьми (не структурированной работой), страха внутренней пустоты, которую надо заполнить. Другая «нога» « растет» из стремления к превосходству над всеми и совершенству (в детстве от трудоголика всегда что-то требовали и никогда не любили его таким, каким он был).

В чём причины трудоголизма? К данной аддикции более склонны старшие или единственные дети в семье. Старшему ребёнку чаще приходится слышать: «Ты уже большой, ты должен быть примером для малышей», а единственному: «Ты у нас один, вся надежда на тебя». Подобные высказывания способствуют развитию у ребёнка чувства ответственности, порой чрезмерного, и предпочтению родительских ролей. Трудоголики часто растут в семьях, где один или оба родителя проявляют склонность к саморазрушительному поведению и страдают какой-либо зависимостью. Особенно распространён следующий вариант: старший (единственный) ребёнок, отец которого страдает алкоголизмом, а мать – эмоциональной зависимостью. Ребёнок выполняет множество обязанностей по дому, стремится быть лучшим в учебё, спорте или труде, чтобы компенсировать позор семьи. Он лишает себя отдыха и развлечений, чтобы стать антиподом своему отцу. Отличия здесь только внешние: основа у трудоголизма и алкоголизма общая – бегство в зависимость, саморазрушение.

К трудоголизму предрасполагают определённые личностные черты. В психологическом портрете трудоголиков, по мнению В. Кукка (1999), преобладает добросовестный тип, которому свойственны следующие черты:

- тщательность в работе; любовь к чистоте, порядку; большое старание, терпение и усердие, но в итоге – достижение средних результатов;

- стремление к безупречности во всем – в моральных и этических нормах, требование этого от других людей;

- затруднения в выборе; тщательное взвешивание «за» и «против» в поступках, в мыслях и в стратегиях; стремление быть «правильным»;

- застревание в подробностях, деталях, моментах; чрезмерная обстоятельность;

- упорство, перерастающее в упрямство, целеустремленность, прямолинейность в достижении цели;

- системность в мышлении, организованность, придание чрезмерного значения второстепенному;

- предусмотрительность, страх перед ошибками;

- накопление стрессов, напряжений, обид (неумение расслабиться, отдохнуть, простить, открыто выразить свои эмоции).

«Бегство в работу» от обыденной жизни может быть связано с невозможностью испытывать «маленькие житейские радости», неспособностью обеспечить себе эмоциональный комфорт. Причиной повышенной тяги к работе могут стать проблемы в сексуальной сфере. Немецкие учёные выяснили: чем ниже сексуальная активность человека, тем больших подвигов от него следует ожидать на трудовом поприще. Нереализованные желания заставляют человека искать альтернативные способы снятия напряжения и высвобождения энергии.

Трудоголизм связан с аддиктивными свойствами организации. Такая организация представляет собой закрытую систему, ограничивающую способность своих сотрудников к самостоятельному мышлению и восприятию многих явлений, выходящих за рамки концепции этой системы. В советские времена это выражалось в сверхценном отношении к количественным показателям работы, в бесконечных «выполнениях и перевыполнениях плана, встречных планах», в фиксации внимания на формальной стороне работы — разного вида отчетах, рапортах, показателях. Иными словами — в стремлении произвести благоприятное внешнее впечатление. Развитию трудоголизма способствует также система мелочного контроля, постоянных проверок эффективности, качества. Подобные подходы основаны на недоверии к человеку, неуважении его личности и способствуют формированию мышления со сниженными возможностями истинной самореализации. Аддиктивной системе присущи признаки отдельного человека-аддикта.

В обществе трудоголизм в значительно большей степени распространён среди мужчин, хотя в связи с распространением процессов эмансипации значительное число бизнес-леди также может быть отнесено к категории трудоголиков. Заметим, что трудоголик не обязательно является бизнесменом-руководителем. Примером трудоголизма может служить поведение работника отдела кадров, постоянно погружённого в деятельность на производстве и берущего незаконченную работу на дом, или жизнь домохозяйки, которая проходит в постоянных заботах о домашнем уюте и удобстве близких в сочетании с игнорированием собственных потребностей.

Трудоголизм является такой же формой саморазрушения, как и другие зависимости. Он приводит к переутомлению, нехватке сил на другие занятия и сужению круга интересов. Как и любая аддикция, трудоголизм сопровождается характерными личностными изменениями, затрагивающими, прежде всего, эмоционально-волевую сферу. Его развитие сочетается с нарастанием эмоциональной опустошенности, нарушением способности к эмпатии – сопереживанию, сочувствию. Межличностные отношения затрудняются, воспринимаются как тягостные, требующие больших энергетических затрат. Трудоголик на подсознательном уровне стремится избегать ситуаций, где требуется активное участие, сторонится обсуждения важных семейных проблем, не участвует в воспитании детей, не даёт им эмоционального тепла Он предпочитает общаться с неодушевленными предметами (реже с животными), а не с людьми. Вместе с тем аддикт убеждает себя и окружающих в том, что он работает ради денег или другой абстрактной цели. Человек не понимает, что такой способ «траты» себя – тупиковый, что он не реализует собственные потенциальные возможности. Вне работы (например, в ситуации болезни, увольнения) трудогольная аддикция легко сменяется другой, чаще химической. На пенсии у трудоголика могут развиться психосоматические расстройства, и он меняет форму саморазрушения – становится ипохондриком, убивая время в бесконечных хождениях по врачам.

Трудоголик оказывает влияние на других членов семьи, которые либо видят в нем пример, либо не принимают его и идут по пути более деструктивных зависимостей. Дети работоголиков часто сами становятся аддиктами.

Финалом жизненного пути трудоголика обычно является относительно ранняя (в возрасте 35-60 лет) внезапная смерть и пышные похороны с множеством искренне скорбящих людей. Скорбят они не только об усопшем, но и о самих себе: никто уже не позаботится о них так же хорошо, как это делал трудоголик.

«Иван-царевич на Сером волке: время, вперёд!»

Скачут Иван-царевич с Волком: быстрее, быстрее. И там успеть надо, и сюда не опоздать. И молодильные яблоки привезти, и голову Змею Горынычу снести – всё успевают. Вот только какой ценой…

Ургентная аддикция – вид зависимости, который выражается в субъективном ощущении постоянной нехватки времени и страхе «не успеть».

Человеку с такой зависимостью присущи следующие личностные характеристики:

- желание контролировать время и осознание невозможности подчинить себе ход событий;

- выполнение профессиональных обязанностей в ущерб удовлетворению потребностей в отдыхе и межличностных отношениях;

- принятие абсолютно всех требований, касающихся профессиональной деятельности;

- потеря способности радоваться жизни в настоящем, «зацикленность» на задачах будущего или неудачах прошлого;

- игнорирование прошлого, вытеснение в бессознательное эмоционально насыщенных переживаний;

- страх будущего; стремление откладывать на будущее, обычно неопределённое, реализацию своих целей и желаний в сочетании с чувством того, что время уходит.

Одной из составляющих ургентной аддикции является работоголизм, характерными чертами которого являются состояние постоянного осмысления производственных проблем; раздражительность, вызываемая деятельностью, не связанной с работой; неспособность ждать и требование пунктуальности, дисциплинированности от других.

Как показывают исследования белорусского учёного О.Л. Шибко, ургентная аддикция чаще всего наблюдается у мужчин периода поздней взрослости (41-55 лет) и у женщин периода средней взрослости (26-40 лет).

Согласно результатам исследования О.Л. Шибко, в зависимости от особенностей саморегуляции и особенностей проявления данной зависимости можно выделить три типа ургентных аддиктов.

Планирующий аддикт инициативен в постановке целей, однако ему трудно определить, насколько принятая цель соответствует реальным условиям её достижения. Такой человек осознаёт рассогласование между поставленными задачами, ходом деятельности и её результатами, но при этом он не принимает решения об исправлении ошибок, не анализирует их причины. Ему легче отказаться от поставленной цели и выдвинуть новую, чем анализировать причины, из-за которых результат не достигнут. Планирующий ургентный аддикт постоянно занят – в основном, планированием своей деятельности.

Немоделирующий ургентный аддикт активно выдвигает цели и даже пытается их реализовать, но не учитывает при этом внутренних условий и внешних обстоятельств деятельности. Поглощённый добросовестным выполнением своих обязанностей, он может не обратить внимания на изменившуюся ситуацию и будет руководствоваться изначально поставленной целью, действовать по ранее разработанной программе.

Негибкий ургентный аддикт отличается высокой степенью самоорганизации. Он легко включается в процесс поставленных перед ними или сформулированных самостоятельно задач, проявляет инициативу, внимание к деталям. Вместе с тем, такой человек испытывает трудности в разработке программы действий в соответствии с конкретной целью деятельности. Сотрудник более склонен искать подобную ситуацию с уже известной программой действий в предыдущем опыте, чем экспериментировать в новых обстоятельствах. В реализации своей деятельности он уделяет большое внимание контролю, проявляет настойчивость в достижении цели при возникновении помех.

Для того чтобы освободиться от ургентной аддикции, нужно избавиться от страха перед неструктурированным, не заполненным деятельностью временем. Заполняйте свой день не только работой, но и отдыхом, общением с близкими. Вас одолевает страсть к планированию времени? Запланируйте поездку на природу, поход в гости, чтение художественной книги – любое занятие, которое вы так давно откладывали из-за «необходимости» уделять своё время работе. По мнению одной из героинь писательницы Галины Щербаковой, когда всё «вываливается из рук», пора «купить билет», т.е. сменить обстановку, заняться чем-либо, не связанным с повседневной деятельностью. После такого «зигзага», «петли в сторону», и работа пойдёт гораздо продуктивнее.

Однажды Маленький Принц встретил торговца, который продавал весьма действенные пилюли от жажды. Проглотив одну пилюлю, целую неделю совершенно не чувствуешь потребности пить.

«– Почему ты продаёшь их? – спросил Маленький Принц.

–Это большая экономия времени, – ответил торговец. – Специалисты произвели расчёты. За неделю сэкономишь пятьдесят три минуты.

–И что делать в эти пятьдесят три минуты?

– Можно делать что хочешь…

– Если бы у меня было пятьдесят три минуты лишних, – сказал Маленький Принц, – я бы неторопливо отправился к фонтану…»

А.де Сент-Экзюпери. «Маленький Принц»

Итак, мы рассмотрели три аддикции, связанные с работой: перфекционизм, трудоголизм и ургентную аддикцию. Несмотря на очевидные различия, все они имеют общие черты: предполагают наличие зависимости (от высокого качества работы, от процесса деятельности, от сроков выполнения работы), сопровождаются чувствами тревоги и страха (сделать некачественно, быть ничем не занятым, не успеть), в их основе лежат стремления к бегству от реальной жизни и саморазрушению. Не зря среди пословиц русского народа, собранных В.И. Далем, можно найти не только те, которые восхваляют хорошего работника, но и такие: Всех дел не переделаешь. Нашей работы не переработаешь. Дело не медведь, в лес не уйдет. У Бога дней впереди много: наработаемся. Была бы охота, а впереди еще много работы. Это своеобразная «прививка» народной мудрости от зависимостей, связанных с работой.

Опросник «Страдаете ли Вы перфекционизмом?»

Ответьте «Да» или «Нет» на следующие вопросы.

1. Вы часто пытаетесь достичь заведомо невозможного?

2. Вы часто страдаете от стресса?

3. Вы боитесь перемен в работе, в личной жизни, так как это всегда вносит что-то новое и непредсказуемое в Вашу жизнь?

4. Вы боитесь заболеть и уехать надолго, так как никто, кроме вас, не выполнит Вашу работу так же хорошо, как Вы?

5. Вы не доверяете даже себе и часто перепроверяете, насколько правильно заполнены бумаги, где лежат важные документы, написаны ли и отправлены деловые письма?

6. Вы способны отложить свои важные дела, чтобы выполнить маловажное и несрочное поручение только потому, что обещали?

7. Вы боитесь допустить ошибку в работе, хотя знаете, что это не приведёт к критическим последствиям?

8. Вы не умеете сразу найти нужные бумаги, потому что постоянно перекладываете их из папки в папку, переставляете папки с полки на полку, пытаясь всякий раз оптимизировать порядок?

9. Вы можете забыть обо всём на свете, нарушить весь свой график в попытке обязательно сейчас найти некую не особенно нужную Вам в данный момент справку только потому, что Вам кажется, что Вы положили её именно в ту папку, где ищете?

10. Вы считаете, что написание писем – особое искусство, которое требует больших затрат времени?

11. Вы никогда не создаёте банк данных писем образцов, так как считаете, что каждое письмо должно нести в себе отпечаток индивидуальности?

12. Вы на редкость пунктуальный и обязательный человек, хотя никто не знает, как дорого Вам это стоит?

Чем больше ответов «Да», тем более вы склонны к перфекционизму.


Ирина Андреева. // Кадровая служба, 2008. №8. С. 127-137.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Трудоголизм
СообщениеДобавлено: 18 мар 2013, 19:23 
Не в сети
Статус неизвестен

Зарегистрирован: 18 мар 2013, 19:17
Сообщения: 31
Это про моего папу. Он постоянно работал, а когда не работал пил. А когда ушел на пенсию, совсем запил.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Трудоголизм
СообщениеДобавлено: 13 май 2013, 00:31 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 01:00
Сообщения: 1176
Откуда: Москва
Цитата:
Почему люди становятся трудоголиками?

Понятие «трудоголизм» сродни понятию «алкоголизм», впервые оно было введено в психологическую литературу в 1971 году Уэйном Оутсом, который определял его как страсть к работе, сильную, неконтролируемую потребность непрерывно работать. Трудоголика можно определить как человека, который 1) тратит значительное количество времени на деятельность, связанную с работой, что приводит к негативным последствиям для семьи и других видов деятельности; 2) продолжает концентрироваться на работе, даже если не находится на рабочем месте, и 3) работает больше, чем от него требуется для достижения организационных целей1.

Почему же люди становятся трудоголиками? Возможных объяснений может быть несколько2.

Общая теория аддикции
Медицинская модель аддикции объясняет трудоголизм с точки зрения влияния на человека и его поведение внешних и внутренних химических процессов. Например, предполагается, что многочасовая работа вызывает чрезмерное выделение адреналина (который способствует соматическому эффекту ощущения удовольствия), что и приводит к привыканию к чрезмерной работе. Другими словами проводится аналогия между трудоголизмом и классическими симптомами биологической зависимости от разных веществ, такими как толерантность, тяга, абстинентные состояния. Несмотря на относительную простоту измерения таких симптомов, данная модель никогда не проверялась эмпирически.

Психологическая модель аддикции предполагает, что злоупотребление веществами или определенными формами поведения происходит потому, что они в той или иной форме дают выгоды, даже несмотря на возможные временные неблагоприятные последствия. Подразумевается, что трудоголики воспринимают чрезмерную работу как выгодную (например, с точки зрения престижа или продвижения по службе), и поэтому постоянно вовлечены в трудовую деятельность, несмотря на негативные побочные эффекты (усталость и семейные проблемы). Эмпирических подтверждений этой модели также нет.

Теория научения
Основываясь на теории научения, трудоголизм можно определить как относительно прочную форму поведения, полученную через оперантное обусловливание. Если человек видит, что другие члены семьи или коллеги много работают, он может начать делать то же самое, находясь под влиянием этих ролевых моделей. В организациях же, если работники находятся в конкурентном взаимодействии, это может привести к интенсификации трудоголизма. В данном случае трудоголизм можно рассматривать как результат многократного добровольного принятия решения поработать дополнительное время, который одобряется коллегами. Подкреплением могут выступать одобрение со стороны коллег, бонусы, дополнительные льготы, повышение заработной платы и др. При этом оперантные условия подразумевают, что трудоголизм будет развиваться только в том случае, если чрезмерная рабочая нагрузка является желательной и поощряется. И действительно, исследования3, 4 показывают, что трудоголики имеют более успешную карьеру и более высокую заработную плату. Данный подход является оптимистичным, т.к. предполагает возможность снижения трудоголизма с помощью терапевтических техник. Хотя большинство эмпирических данных не противоречит данному подходу, явным образом он эмпирически не проверялся.

Теория черт
Трудоголизм может пониматься как проявление лежащих в его основе личностных черт, которые заканчивают формироваться в конце подросткового возраста и остаются стабильными в различных трудовых ситуациях. Изначально предполагалось, что трудоголизм детерминирован какой-то одной специфической чертой, например, одержимостью, компульсивностью, высокой энергичностью. Однако эмпирические исследования расширили представления о чертах, связанных с трудоголизмом. В частности, было показано, что он связан с такими чертами, как перфекционизм, потребность в достижении, упорство, организованность, компульсивность, ригидность и неспособность к делегированию5. Позднее исследователи предположили, что трудоголизм детерминирован не какой-то отдельной чертой, а, скорее, обобщенной моделью личности. Результаты эмпирических исследований показывают, что разные компоненты трудоголизма по-разному связаны с чертами «большой пятерки»6, 7.

Еще одним источником трудоголизма могут быть ценности и убеждения. В частности, можно ожидать, что люди, которые высоко ценят достижения, имеют больше шансов стать трудоголиками, поскольку это отражает наличие у них желания быть успешными, способными, амбициозными и влиятельными. Исследования канадских выпускников МВА8 и австралийских психологов9 показывают, что ощущение драйва к работе положительно связано с базовыми представлениями и страхами, отражающими негативную мотивацию и представления о рабочей среде (например, потребность в самоутверждении, вера в то, что «хорошие парни уходят последними»).

Несмотря на то что данный подход довольно пессимистичный (если трудоголизм детерминирован чертами, то его невозможно изменить), он предлагает широкий спектр объяснений трудоголизма (от простых характеристик (одержимость) до более широких (черты «большой пятерки»)) и является наиболее прагматичным подходом из описанных выше.

Социокультурный подход
Предполагается10 также, что аддикция в большой степени является продуктом социального и культурного опыта человека, а различные формы аддикции могут выполнять разнообразные социальные функции (например, освобождение аддикта от выполнения семейных ролей и обязательств). Посвящая слишком много времени работе, трудоголики обычно считают это уважительной причиной, оправдывающей их неучастие в других видах деятельности. Берглас11 считает, что основной причиной трудоголизма является отсутствие возможности или желания иметь близкие контакты с другими людьми (Berglas, 2004). Возникновение трудоголизма связывается с такими переживаемыми ситуациями, как клинически неблагополучная семья, чрезмерно требовательный или чрезмерно опекающий стиль поведения родителей (у ребенка может развиться чувство неполноценности, если он не сможет соответствовать требованиям родителей, и, чтобы компенсировать это чувство неполноценности, он будет ощущать необходимость чрезмерно работать).

Скорее всего, наиболее продуктивным будет объединение данных подходов в общую модель трудоголизма, в соответствии с которой трудоголизм – это результат совместного влияния личностных черт (например, потребностей, черт, ценностей), социокультурного опыта (например, социального научения, культурно обусловленных компетенций и конкуренции) и подкрепления поведения (например, система вознаграждения в организации). Таким образом, люди становятся трудоголиками, поскольку имеют определенные личностные черты, их социальный или культурный опыт способствует появлению трудоголизма, и их характерные для трудоголизма поведенческие паттерны многократно подкрепляются.

_______________________________________________
1 Scott, K. S., Moore, K. S., & Miceli, M. P. (1997). An exploration of the meaning and consequences of workaholism. Human Relations, 50(3), 287–314. doi: 10.1177/001872679705000304
2 McMillan, L. H. W., O'Driscoll, M. P., Marsh, N. V., & Brady, E. C. (2001). Understanding workaholism: Data synthesis, theoretical critique, and future design strategies. International Journal of Stress Management, 8(2), 69–91. doi: 10.1023/a:1009573129142
3 Burke, R. J. (2001). Workaholism components, job satisfaction, and career progress. Journal of Applied Social Psychology, 31(11), 2339–2356. doi: 10.1111/j.1559-1816.2001.tb00179.x
4 Ng, T. W. H., Eby, L. T., Sorensen, K. L., & Feldman, D. C. (2005). Predictors of objective and subjective career success: A meta-analysis. Personnel Psychology, 58(2), 367–408. doi: 10.1111/j.1744-6570.2005.00515.x
5 Spence, J. T., & Robbins, A. S. (1992). Workaholism: Definition, Measurement, and Preliminary Results. Journal of Personality Assessment, 58(1), 160–178. doi: 10.1207/s15327752jpa5801_15
6 Andreassen, C. S., Hetland, J., & Pallesen, S. (2010). The Relationship Between 'Workaholism', Basic Needs Satisfaction at Work and Personality. European Journal of Personality, 24(1), 3–17. doi: 10.1002/per.737
7 Burke, R. J., Matthiesen, S. B., & Pallesen, S. (2006). Personality correlates of workaholism. Personality and Individual Differences, 40(6), 1223–1233. doi: 10.1016/j.paid.2005.10.017 [Полный текст]
8 Burke, R. J. (2000). Workaholism in organizations: The role of personal beliefs and fears. Anxiety, Stress and Coping, 13(1), 53–64. doi: 10.1080/10615800008248333 [Полный текст]
9 Burke, R. J., Burgess, Z., & Oberklaid, F. (2003). Workaholism and divorce among Australian psychologists. Psychological Reports, 93(1), 91–92. doi: 10.2466/pr0.93.5.91-92
10 Ng, T. W. H., Sorensen, K. L., & Feldman, D. C. (2007). Dimensions, antecedents, and consequences of workaholism: A conceptual integration and extension. Journal of Organizational Behavior, 28(1), 111–136. doi: 10.1002/job.424
11 Berglas, S. (2004). Treating workaholism. In R. H. Coombs (Ed.), Handbook of addictive disorders (pp. 383–407). New Jersey: John Wiley & Sons, Inc.
http://psyresearchdigest.blogspot.ru/2013/02/pochemu-lyudi-stanovyatsya-trudogolikami.html


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Трудоголизм
СообщениеДобавлено: 13 май 2013, 00:35 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 01:00
Сообщения: 1176
Откуда: Москва
И еще:
Цитата:
Трудоголики и увлечённые работой сотрудники: различия в мотивации

Исследователи выделяют два типа много и усердно работающих сотрудников. Первый тип – трудоголик, характеризуется стремлением работать чрезмерно много и усердно, одержимостью работой, ее навязчивостью. Работник, проявляющий трудоголизм, работает больше, чем его коллеги, и усерднее, чем необходимо для достижения целей организации. Он постоянно думает о своей работе, испытывает сильное и неконтролируемое внутреннее стремление (драйв) работать усердно, что-то изнутри как бы подталкивает его работать. Второй тип – сотрудник, увлечённый своей работой, который характеризуется высоким уровнем энергичности и психической устойчивости во время работы, активным участием, полным сосредоточением и поглощённостью ей, а также ощущением собственной свободы и значимости. Таким образом, трудоголика что-то как бы подталкивает к работе, а увлечённый работник сам тянется к ней. Илона ван Биик с коллегами предположили, что различия между этими типами работников связаны прежде всего с особенностями их мотивации.

Исследователи опросили более 700 китайских работников об их работе и их отношениях с ней. Результаты показали, что трудоголикам свойственна внешняя мотивация, они вовлечены в свою деятельность, но воспринимают её как средство достижения других целей. Трудоголики принимают внешне заданные стандарты самооценки и социального одобрения, однако сами полностью не идентифицируют их как свои собственные. Их чувство собственного достоинства и самоуважения зависит от того, удастся ли им удовлетворить эти внешне заданные стандарты, и если они не соответствуют этим стандартам, то у них возникает чувство вины, стыда. Данные результаты согласуются с представлениями о том, что трудоголизм является следствием низкой самооценки и неуверенности в себе, и что основной мотивацией трудоголиков является стремление самоутвердиться, доказать, что они на это способны. При этом нельзя сказать, что трудоголики мотивированы внешними обстоятельствами, связанными с материальными или социальными наградами или угрозой наказания. Они упорно работают, т.к. испытывают в этом внутреннюю потребность, а не давление извне. Они усердно трудятся для того, чтобы избежать негативных эмоций (чувства вины, стыда, беспокойства) или пережить положительные эмоции, увеличивающие самооценку (гордость).

В свою очередь сотрудникам, увлечённым работой, свойственна внутренняя мотивация. Они воспринимают свою работу как интересную, приносящую удовольствие и удовлетворение. Такие работники вовлечены в процесс работы по своей собственной воле. Это объясняет их высокий уровень энергии и психической устойчивости во время работы, готовность прикладывать усилия и принимать активное участие в рабочем процессе. Однако увлечённость работой также связана и с внешней мотивацией. Другими словами, увлечённые работники также могут частично испытывать внутреннее давление, заставляющее их работать. Авторы объясняют это тем, что практически в любой работе есть не только интересная деятельностью, приносящая удовольствие, но также и обычные, рутинные, неприятные задачи, которые также необходимо решать. Именно в отношении этих задач и может возникать внешняя мотивация.

Положительная связь между увлечённостью работой и разными типами мотивационной регуляции показывает, что у увлечённых работников все три базовые потребности (в соответствии с теорией самодетерминации) удовлетворены в большей степени, т.к. их удовлетворение является необходимым условием для внутренней мотивации.

Таким образом, можно заключить, что трудоголики работают усердно, поскольку это приводит к определённым, напрямую несвязанным с работой результатам (внешняя мотивация), а не потому, что им нравится их работа сама по себе (внутренняя мотивация). В то время как увлечённые сотрудники работают в основном за счет внутренней мотивации. Они ощущают автономность своего поведения, свободно чувствуют себя по отношению к разным типам своей деятельности, которые сами по себе являются ценными для них.

Источник: van Beek, I., Hu, Q., Schaufeli, W. B., Taris, T. W., & Schreurs, B. (2012). For Fun, Love, or Money: What Drives Workaholic, Engaged, and Burned-Out Employees at Work? Applied Psychology: An International Review, 61(1), 30–55. doi: 10.1111/j.1464-0597.2011.00454.x
http://psyresearchdigest.blogspot.ru/2012/11/trudogoliki-i-uvlechennye-rabotoj-razlichija-v-motivacii.html


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Трудоголизм
СообщениеДобавлено: 05 сен 2017, 19:25 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 01:00
Сообщения: 1176
Откуда: Москва
Цитата:
Работоголизм (трудоголизм) как бегство от реальности?

Термин «работоголизм» был предложен в начале 70-х годов ХХ века Оутсом (Oates W.E., «The Religious care of the Psychiatricpatient») – священником и профессором психологии религии. Еще первые работы, посвященные работоголизму, выявили его сходство с другими видами химической зависимости. Как и всякая аддикция, работоголизм является бегством от реальности посредством изменения своего психического состояния, которое в данном случае достигается фиксацией на работе. Причем работа не представляет собой того, чем она является в обычных условиях: работоголик не стремится к работе в связи с экономической необходимостью, работа не является и одной из составных частей его жизни – она просто и конкретно заменяет собой привязанности, любовь, развлечения, другие виды активности.
Одна из важных особенностей работоголизмакомпульсивное стремление к постоянному успеху и одобрению со стороны окружающих. Аддикт испытывает страх потерпеть неудачу, «потерять лицо», быть обвиненным в некомпетентности, лени, оказаться хуже других в глазах начальства. С этим связано доминирование в его психологическом состоянии чувства тревоги, которое не покидает работоголика ни во время работы, ни в минуты непродолжительного отдыха, и не бывающего полноценным из-за постоянной фиксации мыслей на работе. Работоголик настолько фиксирован на работе, что постоянно отчуждается от семьи, друзей, все более замыкаясь в системе собственных переживаний.

Сегодня ученые выделяют такие свойства работоголика (характерные, впрочем, и для любого аддикта), как ригидное мышление, уход от действительности, прогрессирующая вовлеченность и отсутствие критики.

Работоголизм, как и любая аддикция, сопровождается характерными личностными изменениями, которые затрагивают, прежде всего, эмоционально-волевую сферу. Развитие процесса сочетается с прогредиентным нарастанием эмоциональной опустошенности, нарушается способность к эмпатии. Межличностные отношения затрудняются, воспринимаются как тягостные, требующие большой энергетической затраты. Работоголик уже на подсознательном уровне стремится избегать ситуаций, в которых требуется активное участие, уклоняется от обсуждения важных семейных проблем, не участвует в воспитании детей, которые не получают от него обратного эмоционального тепла. Он предпочитает общаться с неодушевленными предметами (реже с животными), чем с людьми, так как это не требует решения насущных межличностных проблем. Вместе с тем аддикт убеждает себя и окружающих в том, что он работает ради денег или другой абстрактной цели. Такая защита принимается обществом. Человек не понимает, что такой способ «траты» себя является тупиковым, не реализует потенциальные возможности. Вне работы (болезнь, увольнение и т. д.) работогольная аддикция легко сменяется другой, чаще химической аддикцией. Работоголизм связан с аддиктивными свойствами организаций, в которых работают работоголики. Такая организация представляет собой закрытую систему, ограничивающую способность к самостоятельному мышлению и восприятию многих явлений, выходящих за рамки концепции этой системы. В советские времена это выражалось сверхценным отношением к количественным показателям работы, в бесконечных выполнениях и перевыполнениях плана, «встречных планах», в фиксации внимания на формальной стороне работы – разного вида отчетов, рапортов, показателей, иными словами, стремлением произвести благоприятное внешнее впечатление. Аддиктивной системе присущи признаки отдельного человека-аддикта (Ц.П.Короленко, Н.В.Дмитриева, 2000).

Развитию работоголизма способствует и система мелочного контроля, постоянных проверок эффективности, качества и т. д. Такого рода подходы основаны на недоверии к человеку, неуважении его личности и способствуют формированию работогольного мышления со сниженными возможностями истинной самореализации. Работоголик оказывает влияние на других членов семьи, не получающих от него эмоциональной поддержки. Члены семьи либо видят в нем пример, либо не принимают и идут по пути более деструктивных аддикций. Дети работоголиков часто злоупотребляют психоактивными веществами. Между тем, следует учитывать, что работоголизм может явиться «спасительной» аддикцией для бывших наркоманов и алкоголиков на этапе реабилитации.

Итак, развитие аддиктивного процесса при аддикции этого вида влечет за собой личностные изменения: эмоциональную опустошенность, нарушение процессов эмпатии и симпатии, предпочтение общения с неодушевленными предметами. Уход от реальности прячется за успешной деятельностью, преуспеванием в карьерных устремлениях. Постепенно работоголик перестает получать удовольствие от всего, что не связано с работой. Могут проявляться нарцистические черты, манипулятивные стратегии взаимодействия с окружающими. При полной идентификации с работой из зоны внимания выпадают личностные качества и гуманистические ценности.
Симптомы работоголизма распространились в последние десятилетия среди руководящих работников многих стран подобно лесному пожару. Людей, пораженных этим, легко выявить. Это те, кто постоянно посматривает на часы, кто чувствует себя несчастным, когда вынужден отрываться от работы, кто не способен отдохнуть и во время отпуска, и для кого актуален девиз известного антрополога Маргарет Мид: «Умереть я могу, но отдохнуть – никогда!» Работоголизм действительно схож с опьянением, действует как любой иной способ наркотического отключения от многогранной жизни.

Опасность для руководителя наступает в тот момент, когда в шкале его жизненных ценностей (усердие, упорство, амбиции, потребности и уважение со стороны окружающих) начинают происходить изменения. Следствием этого становится потеря самоконтроля, пренебрежение прочими жизненными обязанностями и даже возникновение некоторых психических заболеваний. Об этом говорят, например, результаты исследований, проведенных под руководством психиатра Г. Метцеля. Г. Метцель и его группа изучали людей, пораженных так называемой манией усердия. Диагностирование этой мании оказалось куда более сложным, чем выявление таких стандартных маний, как алкоголизм, наркомания, привычка к обжорству или, напротив, стремление любой ценой похудеть. Никому и в голову не приходит подозревать работоголиков в болезни, ведь они, как правило, занимают видное положение в обществе и подавляют окружающих своим властным характером. Мания усердия – их характерная черта, но она не портит их карьеру, а воспринимается наподобие шрамов от боевых ранений, которыми можно гордиться. Особенно важно учесть эту болезнь в рамках деловой карьеры. Ведь стремление к достижению успеха, не жалея для этого ни личного времени, ни сил, – едва ли не прямой путь к работоголизму (если не обнаружить симптомы этой болезни вовремя).

В психологическом портрете трудоголиков, по мнению исследователей, преобладает добросовестный тип, а ему свойственны следующие черты:
• тщательность в работе; любовь к чистоте, порядку; большое старание, терпение и усердие, но в итоге – достижение средних результатов;
• стремление к безупречности во всем – в моральных и этических нормах, требование этого от других людей;
• затруднения в выборе; тщательное взвешивание «за» и «против» в поступках, в мыслях и в стратегиях, стремление быть «правильным»;
• застревание в подробностях, деталях, моментах;
• чрезмерная обстоятельность;
• упорство, перерастающее в упрямство, целеустремленность, прямолинейность в достижении цели;
• системность в мышлении, организованность, придание чрезмерного значения второстепенному;
• предусмотрительность, страх перед ошибками;
• накопление стрессов, напряжений, обид (неумение расслабиться, отдохнуть, простить, открыто выразить свои эмоции).

Существует классификацию трудоголиков и в плане дальнейшего прогноза и коррекции их аддикции, которая, несмотря на свой очевидный научнопопулярный стиль, в какой-то степени отражает различия среди них:
«Трудоголик для других» – тот, кто очень много работает и очень доволен этим. Мать и друзья, а затем жена и дети (если он их сумеет завести) могут быть очень недовольны, но поделать с этим ничего не могут. Помочь «трудоголику для других» невозможно. Это все равно, что лечить наркомана, который не хочет лечиться.
«Трудоголик для себя» – тот, кто очень много работает, но испытывает по этому поводу противоречивые чувства. «Трудоголик для себя» не безнадежен. Не всякий, кто очень много работает – трудоголик. Если другие области жизни такого работника – семья, досуг, друзья – не страдают, это значит, что он любит не только работу, но и все остальное.
«Успешный трудоголик» – тот, кто благодаря своей работе добивается больших профессиональных/карьерных успехов.
«Трудоголик-неудачник» – тот, кто рьяно занимается бесполезной деятельностью, которая никому не нужна. Он имитирует работу, заполняя пустоту в своей жизни.
«Скрытый трудоголик» – тот, кто на людях сетует, как он не любит работать, а на самом деле все свои силы и любовь отдает работе. Одна «нога» трудоголика «растет» из страха перед близкими и глубиной (неструктурированной работой) эмоциональных отношений с людьми, страха внутренней пустоты, которую надо заполнить. Другая «нога растет» из стремления к превосходству над всеми и совершенству (в детстве от трудоголика всегда что-то требовали и никогда не лю-
били его таким, каким он был).

Ряд американских ученых выделяет три группы работоголиков: аддиктов работы (Work Addicts), энтузиастов работы (Work Enthusiasts) и увлеченных аддиктов (Enthusiastic Addicts). Самые низкие показатели самооценки оказались у аддиктов работы. Трудоголизм – это, действительно, саморазрушение с помощью работы «на износ». Удовольствие трудоголик получает от ощущения, что он нужен, полезен, незаменим для окружающих его людей, а также от ощущения власти, которое обеспечивают ему его профессиональные навыки, должность или заработанные деньги. Главным здесь является все же не количество денег и не мера власти, а именно ощущение нужности людям (от одного человека до всего человечества). Однако повторимся: не каждый, кто много и упорно работает, является трудоголиком.

Трудоголика характеризуют следующие особенности.

1. Работа наносит прямой вред его душевному или физическому здоровью. Трудоголик обычно работает с утра до ночи. Работа – его излюбленный способ заполнения времени. Работе посвящается и часть времени, отведенного на еду и сон. Трудоголики годами не бывают в отпуске; в редкие выходные дни загружают себя чем-нибудь полезным для семьи. Если близкие почти насильно отправляют такого человека в дом отдыха, он без устали ходит на все врачебные процедуры или вылавливает всех карасей из ближайшего пруда, не в силах остановиться. Словом, отдыхать трудоголик просто не умеет. Его хобби: охота, рыбалка, возделывание сада-огорода – также отражают его роль добытчика, кормильца, опоры семьи. Кажется, порой, что трудоголик не ведает усталости, но это не так. Он просто не позволяет себе жаловаться на усталость. Нередко трудоголики вообще не склонны к словесному выражению чувств: они отражают чувства в поступках (например, в заботе о близких), либо переживают их на уровне тела, внутри себя. Склонность переживать неприятные чувства преимущественно на
уровне тела нередко приводит к развитию заболеваний, называемых психосоматическими расстройствами, или психосоматозами. В сочетании с пренебрежительным отношением к собственному здоровью (игнорирование собственных потребностей вообще свойственно трудоголикам) это приводит к тому, что болезнь выявляется лишь тогда, когда она уже изрядно запущена и требует серьезного и систематического лечения. А это означает необходимость вносить коррективы в привычный образ жизни. Как минимум – принимать лекарства и избегать психотравмирующих ситуаций. Последнее, как правило, оказывается невыполнимым, ибо для трудоголика важны не личные достоинства и особенности, а исключительно его социальная значимость. Она, и только она кажется трудоголику оправданием его существования, поэтому такие люди либо работают до последнего своего дня, умирая после выполнения своих профессиональных обязанностей (многие трудоголики считают особой удачей умереть на работе), либо быстро уходят из жизни тем или иным способом, оказавшись на пенсии, либо, попав однажды в критическую для жизни ситуацию, производят переоценку ценностей, начинают заботиться о себе, о собственном здоровье – и перестают быть трудоголиками.

2. Трудоголик не умеет пользоваться результатами своего труда. Звучит несколько неожиданно, не правда ли? И возникает вопрос: а зачем же он, бедняга, трудится так тяжко, так много? Ответ: во имя других людей. Трудоголик – это все же, в основном, «человек для людей». Этот способ саморазрушения социально одобряем и зачастую очень удобен для окружающих.
Ведь трудоголики, как правило, – надежные мужья, заботливые отцы, гуманные начальники и исполнительные сотрудники (хотя не обязательно все эти качества воплощены в одном человеке). Хуже всего они относятся к самим себе, а также к беспечным людям, склонным проводить жизнь в сладкой лени. Подсознательное отношение трудоголика к самому себе можно выразить фразой: «Ты хороший, пока работаешь». Закономерное следствие из этого: «Работай не останавливаясь». Именно поэтому трудоголик подобен машине с прекрасным мотором, но без тормозов: он останавливается, только врезавшись в стену или полностью израсходовав горючее. Собственные потребности и особенности, как было сказано выше, имеют для трудоголика мало значения. Можно услышать такую фразу: «Мои личные потребности ограничиваются чистой рубашкой и пачкой сигарет». И это не поза. Многие трудоголики склонны к аскетизму в одежде и еде. Конечно, они многое имеют, но пользуются этим для себя несоразмерно мало. Даже если трудоголик говорит о своей готовности наслаждаться жизнью, ему, как правило, не хватает на это времени: работа пожирает все. Следует отметить, что трудоголик не обязательно
является бизнесменом-руководителем. Примером трудоголизма могут служить поведение врача, проводящего в клинике все выходные и праздничные дни, ежедневно оперирующего по многу часов кряду, или жизнь домохозяйки, проходящая в непрерывных заботах о домашнем уюте и удобстве близких с игнорированием собственных потребностей.

3. Трудоголики, как правило, склонны к спасительству. Спаситель – человек, играющий в отношениях с другими людьми преимущественно родительские роли (отца или матери, наставника, целителя и др.) и оказывающий им избыточную или ненужную помощь. В глубине души спаситель полагает, что знает или умеет нечто лучше всех, поэтому дело окружающих – с благодарностью принимать его драгоценную помощь и поменьше выступать с собственными инициативами, и что без этой помощи люди просто пропадут, как малые дети в темном лесу. Тем самым спаситель отрицает способность окружающих людей принимать самостоятельные решения и вести себя по-взрослому. Спаситель рассчитывает на благодарность и очень
удивляется и огорчается, получая вместо нее либо беспечность и инфантилизм, когда помощь воспринимается как нечто само собой разумеющееся, либо конфликт, когда объект заботы отказывается от нее. Руководитель, выполняющий большую часть работы за подчиненных и упрекающий их в лени и безответственности; отец-труженик, содержащий великовозрастного сына и ругающий его за нежелание обременять себя заботами о хлебе насущном; мать, самовластно вмешивающаяся в жизнь молодой пары с намерением «научить уму-разуму» – вот классические примеры спасительства. На словах спаситель может провозглашать, что устал обо всех заботиться, что «вас много, а я один» и что надеется на повзросление и поумнение окружающих. Однако при первых попытках окружающих делать самостоятельные шаги спаситель бросается к ним с криком: «Ты не умеешь, я лучше знаю, как надо». Почему спаситель так себя ведет? Потому что спасительство:
а) позволяет ему чувствовать себя незаменимым;
б) заполняет время;
в) утомляет, помогая жить в ладу с самим собой («Ты хороший, пока ты работаешь»);
г) позволяет безнаказанно попрекать окружающих,выражая скрытую агрессивность.
Как вести себя со спасителем? В зависимости от ситуации возможны различные варианты. Если вы сочтете, что принять его помощь проще, чем отказаться от нее, следует выразить глубокую благодарность и восхищение его мудростью и добротой. Если вы все же решили отказаться от помощи, сумейте сделать это, не оскорбив спасителя. Для спасителя слова: «Мне не нужна твоя помощь» звучат как «Ты мне не нужен». Поэтому, отказываясь, не забудьте опять-таки выразить благодарность (за желание помогать), а также готовность при необходимости обратиться за помощью именно к этому человеку (при наличии внутреннего сродства трудоголизма и спасительства не следует, однако, их отождествлять. Спасительство – более широ-
кое понятие). Финалом жизненного пути трудоголика обычно является относительно ранняя (35–6 0 лет) внезапная смерть и пышные похороны с множеством искренне скорбящих людей. Скорбят они не только по усопшему, но и, часто, по самим себе: никто уже не позаботится о них так хорошо, как он… Что же делать человеку, ясно осознавшему, что онсамый настоящий трудоголик? Наверное, полюбить себя…

Да, трудоголизм – такой же вид зависимости, как и пьянство. Как и алкоголики, трудоголики входят в разные группы риска. И одна из них имеет отношение к стрессу. Из-за вечной занятости трудоголики находятся в состоянии постоянного напряжения, без релаксации, и стресс в таком случае неизбежен. Ведь ресурсы человека – как физические, так и эмоциональные – хоть и восполнимы до поры до времени, но ограниченны. Опасность в том, что трудоголик (особенно – ярко выраженный) стресс свой не замечает, а если и замечает, то очень поздно. Примером сказанному может служить так называемый «сэлфмэйд мэн» (selfmade man), то есть «человек, сделавший себя сам». Так американцы называют человека, который посвятил свою жизнь, прежде всего, делу, жил без развлечений, отдыха, пренебрегая семьей и дружбой. И нередко годам к пятидесяти он вдруг обнаруживает, что дела идут уже как бы своим ходом и нет необходимости держать их под постоянным контролем. И тогда сэлфмэйд мэн впадает в крайне тяжелое состояние, которое те же американцы обозначают термином «брейкдаун» (breakdown), понимая под этим нечто вроде состояния человека, внезапно споткнувшегося и рухнувшего в канаву. Именно такие эмоции овладевают человеком, когда он вдруг осознает, что в погоне за успехом израсходовал большую часть жизни, не получив от нее особой радости.
Чаще всего трудоголизмом в тяжелой форме страдают мужчины. Они всегда считались добытчиками, и в современных условиях это служит веским оправданием перед самим собой. Легче заболеть трудоголизмом человеку умственного труда, потому что труд физический не может длиться долго. Пример современных трудоголиков – большинство компьютерщиков. Трудоголизм излечим, если человек вовремя поймет, что он трудоголик, что в его жизни есть серьезные проблемы, от которых он убегает в работу, не решая, а только усугубляя их. Лица, страдающие этой особой формой зависимости, обладают особым складом психики. По мнению большинства терапевтов, это люди, вечно охваченные тревогой. Неспособные перепоручать работу кому-либо еще, они питают иллюзию, что могут держать под контролем все, даже время. Трудоголик – отнюдь не гипертрудолюбивы й человек, с детства познавший радость труда. Это личность с определенными психологическими проблемами. Трудоголиком может стать и лентяй, дни и ночи отсиживающийся на работе во время домашних неурядиц. Источником психологического дискомфорта, психологической травмы чаще всего бывает реально пережитый или мнимый страх: боязнь неудачи, страх перед одиночеством или, напротив, боязнь общения. Очень часто трудоголизм – страх перед постоянны м напряжением в личной жизни, результат несложившихся (или утраченных) отношений с детьми, разочарование в близком человеке, развод. Работа становится своего рода психологической защитой, щитом, отражающим отрицательные эмоции.
Руководитель, имея дело с трудоголиком, несколько расслабляется, уделяет контролю над ним меньше внимания. Подразумевается, что трудоголик – лошадь, которая сама знает, куда ей следует идти, и в понуканиях не нуждается. Но лошадь знает только привычную дорогу. Да, трудоголиками не рождаются. Но большинству офисных сотрудников сегодня можно смело поставить диагноз «трудоголик». Симптомы – самые разнообразные, любителей сверхурочной работы несколько видов. Чем оборачивается трудоголизм для человека, впавшего в «офисную кому», и для компании, его содержащей, знают многие и не понаслышке. «Стоит сделать перерыв на обед – и тебя самого съедят» – популярная поговорка трудоголиков Силиконовой долины. Добровольное увеличение рабочего дня без оплаты переработок, казалось бы, должно экономить бюджет предприятия, радовать руководство и служить сотрудникам образцом лояльности к компании. Однако в последние годы ученые все чаще бьют тревогу: маниакальное нежелание покидать рабочее место «сжигает» кадры, вредно влияя на психику и здоровье, что неминуемо снижает производительность и привносит в бизнес новые виды рисков. В
крайних случаях переутомление приводит к гибели сотрудника, оборачивающейся для компаний потерей ценных знаний, навыков и связей, потому что традиционно перфекционисты не оставляют после себя работоспособных замен.
История подтверждает – всплески трудоголизма учащаются в кризисные времена (!), когда сотрудники всеми силами стремятся продемонстрировать работодателю свою лояльность, чтобы избежать или хотя бы снизить риск увольнения. Задачей
опытного управленца становится создание такой системы работы с подчиненными, которая позволила бы использовать все положительные стороны перфекционистов с минимизацией возможных негативных последствий. Проблемы трудоголизма и перфекционизма пришли к нам вместе с капиталистической экономикой и ее амбициозностью, карьеризмом и уважением к людям, добившимся всего собственным трудом. Разумеется, социализм тоже имел своих стахановцев, но массовым перфекционизм стал только тогда, когда каждый стал хозяином своих успехов. В психологии перфекционизм – убеждение, что наилучшего результата можно (и нужно) достичь. В патологической форме – убеждение, что несовершенный результат работы неприемлем. Может быть как «нормальной» характеристикой личности, так и невротическим психическим отклонением.

Можно выделить следующие аспекты перфекционизма:
? адресованный к себе перфекционизм: постоянное самоцензурирование и стремление к совершенству;
? адресованный к другим людям перфекционизм: завышенные требования к окружающим;
? адресованный к миру в целом перфекционизм: убежденность в том, что все в мире должно быть правильно;
? социально предписываемый перфекционизм: потребность соответствовать стандартам и ожиданиям других людей.

Перфекционизм может проявляться в
? стремлении довести любое действие до идеала;
? скрупулезности, повышенном внимании к мелочам;
? гонке за наилучшим результатом.

Перфекционизм включает в себя:
? чрезмерно высокие стандарты (приводит к сильному снижению удовлетворения результатами своей деятельности);
? концентрацию на ошибках;
? сомнения в качестве выполнения деятельности;
? восприимчивость к завышенным ожиданиям;
? восприимчивость к критике;
? дисбаланс в оценке себя и других.

Страдающие данным расстройством рассматривают собственную ценность в терминах достижений и продуктивности, их девизом можно назвать «все или ничего».
Можно ли это считать перфекционизмом? Карен Хорни утверждала, что перфекционизм является неотъемлемой частью «Идеализированного образа». Пытаясь скомпенсировать свое чувство неполноценности и по многим другим причинам, невротик подменяет реальное представление о себе на составленный им идеал. Имея представления о себе как о собственном идеале, невротик начинает жестоко критиковать себя, когда находит что-то, что противоречит этому. Например, если, согласно его представлению о себе, он очень талантлив, но вдруг не может написать стихи, когда ему вздумается, (или не может написать очень эмоциональные, идеальные стихи), он обрушивает на себя критику в смеси с презрением к себе.
Считая, что он идеален, он думает, что окружающие и вообще сам мир должен относиться к нему соответственно.
Невротик становится сверхчувствительным к критике и начинает бояться и стараться избегать всего, что способно показать ему, что он не соответствует своему идеалу, разрушив его иллюзию о себе.

За рубежом подобные проблемы особенно обострены в Японии, где даже появились новые специальные термины – «кароси» (внезапная смерть на рабочем месте из-за усталости и переутомления) и «яройисатсу» (самоубийство на почве стресса на работе). Свойственный японскому менталитету корпоративный патриотизм становится причиной сотен кароси и яройисатсу ежегодно. Трудоголизм начальника может сыграть с японскими подчиненными злую шутку: по принятому обычаю они не могут позволить себе уйти домой раньше босса (вспомните Сталина и его приближенных). Подобное поведение носит характер национальной эпидемии: большинство японцев не используют и половины отпуска, а взятые дни толком использовать не умеет.
Не лучше дела обстоят и в Европе, где многие сотрудники тоже не используют целиком свой ежегодный отпуск. По данным исследований, около 7% европейцев страдает от «выгорания» на работе, 5–7% подвержено депрессии, 28% испытывает хронический стресс, а 33% мучается от хронических болей в позвоночнике из-за работы. Общее число трудоголиков в Германии – более 200 тыс., в Швейцарии – около 115 тыс. человек (2007–2 009 г.г.).
Борьба с трудоголизмом разворачивается и в других азиатских странах. Так, в Южной Корее сотрудников министерств принудительно отправляют домой после конца рабочего дня, чтобы привести в норму возросшее количество разводов и катастрофическое снижение рождаемости детей в семьях государственных служащих.

Вместе с деловой культурой и карьерными амбициями новое явление массово входит и в отечественные офисы. Но сегодня трудоголиками перестали слыть только сотрудники IT-отделов. Уйти вовремя с работы не могут финансовые специалисты, укрепляя уверенность в том, что выполнить их работу не сможет никто, а сделать ее надо, и обязательно сегодня. Постепенно, подгоняемые трудовым рвением, они смещают баланс между офисной и личной жизнью, впадая в работозависимость. К сожалению, все чаще мотивом для такого поведения становится не любовь к труду, а боязнь лишиться работы, не понравившись своему работодателю.

Впервые трудоголизм был назван болезнью Шандором Ференци, лечившим в начале прошлого века от этого недуга пациентов, заболевавших под конец рабочей недели и неожиданно выздоравливающих к утру понедельника. Поначалу болезнь была названа воскресным недугом, но позже за ней закрепился уже известный нам термин. Сегодня психологи относят трудоголиков-перфекционистов к людям с повышенным или даже болезненным чувством ответственности и перекосом внутренней стимулирующей установки: вместо «работаю столько, сколько надо для выполнения работы», у них «работаю, пока хватает сил».
Современный типичный трудоголик-перфекционист – это мужчина 27–40 лет, с высшим образованием, не имеющий семьи и легко выделяющийся из стройных рядов сотрудников добросовестностью, упорством, переходящим в упрямство, страхом перед ошибками и, как результат, накопленным стрессом, неумением расслабиться и неспособностью адекватно выражать свои эмоции. В основе его поведения лежит патологическая склонность к недооценке компетенции коллег и желание сделать всегда все на «отлично», непременно добившись похвалы начальства.

Превращение из исполнительного работника в трудоголика происходит постепенно. На первой, начальной, стадии трудоголизма сотрудник лишь изредка задерживается на работе, но часто думает о ней в свободное время, отодвигая личную жизнь на второй план. На второй, критической стадии работа становится уже настоящей страстью и полностью подчиняет себе все личное время. Накапливается усталость, нарушается сон. На третьей, хронической стадии трудоголик становится перфекционистом, добровольно берущим на себя новые обязанности, хотя уже не успевает с ними справляться. Нарушаются процессы отработки стресса и механизмы отдыха. На последней, четвертной стадии, сотрудник становится больным и физически, и психологически. Работоспособность катастрофически снижается, проявляется хроническая усталость и апатия, склонность к избыточному весу и злоупотреблению никотином и алкоголем. В какой-то момент сотрудник может не выдержать, происходит срыв, нередко – инсульт, иногда заканчивающийся и летальным исходом.

А вот и еще одна классификация трудоголиков:
Идеальный трудоголик – это эффективный перфекционист, успевающий поработать без доплаты «за себя и за того парня» (которого вы уволили на предыдущей неделе). Но далеко не каждый задержавшийся допоздна на деле являются таковым. Попробуем разобраться в их видах.
Истинный трудоголик. Искренне верит, что работа – прежде всего. Часто она совпадает с любимым занятием или хобби, поэтому такой работоман олицетворяет себя, прежде всего, с должностью и функциональными обязанностями. Может быть счастливым и от процесса работы, и от достигнутых результатов, от пропаганды компании и ее ценностей. Он перфекционист до мозга костей, настроенный на порядок и оценку «отлично» во всем. Но именно эта зацикленность на мелочах может его по-настоящему измотать, заставляя в процессе работы с деталями забыть о проблеме в целом, не соотнести полученный результат с приложенными усилиями. В финансовых подразделениях это могут быть налоговые аудиторы, ревизоры и другие должности, чью работу «нельзя закончить, можно только приостановить».
Ординарный трудоголик. Отрицательный вид истинного трудоголизма. Его главный страх – выговор от начальства или увольнение. Иногда работа кажется такому трудоголику рутиной и тяжкой ношей, но он не может найти в себе силы вырваться из замкнутого круга. Живя только работой и находясь всегда в напряжении, такие специалисты, хотя поначалу и показывают небывалые результаты, могут быстро «перегореть», став, в конечном счете, источником негативных эмоций для остальных сотрудников. В эту категорию часто попадают бухгалтеры и экономисты с большим стажем работы и с рутинными обязанностями.
Временный трудоголик. Положительный вид трудоголизма. Такой специалист уходит в работу с головой только потому, что этого в конкретный момент требуют его интересы или интересы его компании. В течение некоторого времени он может сидеть в офисе допоздна, работать в выходные и в праздники, работая не покладая рук и забывая про семью. Но как только задача решится, сотрудник непременно возвращается к нормальному режиму работы. Ярким примером такого трудоголизма являются периоды сдачи отчетности, верстки бюджетов и т.п. В конце концов, студенты во время сессий, защиты дипломов.
Трудоголик-авральщик. Отрицательный вид трудоголизма. Такой специалист изначально работает неравномерно, не умея организовать свое время. В результате рабочий день тратится на маловажные звонки, обсуждения и другие незначимые действия, а настоящая работа начинается после ухода коллег из офиса. В лучшем случае такой сотрудник получает скрытое удовольствие от работы в сжатые сроки, его подстегивает ситуация дедлайна, а монотонное расписание утомляет. В худшем случае такой специалист попросту неорганизован, несамостоятелен и наименее эффективен. Рано или поздно, не перейдя в другую категорию, такие специалисты могут стать подлинной угрозой проектов, с различной регулярностью срывая сроки и выдавая продукты не всегда убедительного качества. К ним могут быть причислены различные сотрудники с небольшим опытом работы.
Вынужденный трудоголик. Нейтральный вид трудоголизма. У таких специалистов может быть множество причин задерживаться на работе по вечерам и приходить в офис на выходные. Это могут быть проблемы в семье, от которых такой трудоголик «убегает» в офис, потому что решать их сложнее, чем профессиональные. Это может быть неустроенность личной жизни, при которой сотрудник искренне считает, что единственное, что он умеет, – работать, и поэтому с удовольствием берется за дополнительный функционал. Также такие трудоголики могут задерживаться, регулярно используя в личных целях ресурсы компании – ксероксы, интернет, телефоны и т.п. Кроме нерационально построенной работы и нецелевого расходования ресурсов, именно такие трудоголики чаще всего заводят служебные романы, еще более сокращая свою эффективность. К этой категории обычно могут быть отнесены молодые сотрудники, а также опытные специалисты с неустоявшейся личной жизнью.
Все упомянутые виды трудоголизма опасны тем, что сотрудники в процессе напряженной работы не замечают накапливающейся усталости, вследствие чего со временем могут начать серьезно ошибаться даже в несложных ситуациях.
Скрытый трудоголик. Нейтральный вид трудоголизма. Такие специалисты самостоятельно или под давлением близких отказываются от злоупотребления пребыванием в офисе, стараются работать строго с девяти до шести и никогда не остаются на выходные. Однако домашний быт не приносит такому сотруднику счастья, и он с удовольствием возвращается из дома на работу, иногда, при необходимости, с радостью превращаясь во временного трудоголика, реально живя только на работе и только работой. Такое поведение может быть характерно для руководителей и карьеристов (реальных и мнимых), но потенциальной угрозы практически не несет.
Ложный трудоголик. Отрицательный вид трудоголизма. Такие псевдопатриоты пытаются развить бурную деятельность по делу и без дела, желая прослыть незаменимыми специалистами и важными для компании работниками. Такие сотрудники мотивированы личными (прежде всего, карьерными) амбициями, а не пользой дела. Часто при отсутствии руководства желание работать сверхурочно у ложного трудоголика исчезает. Из потенциальных угроз бизнес получает только неэффективное расходование бюджета на персонал и негативную реакцию других сотрудников на некоторую навязчивость поведения трудоголика. Обычно в эту категорию попадают молодые неопытные сотрудники на испытательном сроке и «профессиональные лодыри», умеющие мастерски скрывать свою неэффективность.
Мнимый трудоголик. Отрицательный вид трудоголизма, похожий на предыдущий. Но в данном случае сотрудник избыточным рвением к работе пытается прикрыть свою неспособность выполнить поставленные задачи. Такие виды трудоголизма могут встречаться в подразделениях, где зона ответственности отдельно взятого сотрудника четко не зафиксирована, а сотрудников много. Как и в предыдущем случае, сюда часто попадают молодые специалисты, но этот вид «трудоголизма» наиболее характерен для должностей низших уровней. Представители конкретного вида нечасто мигрируют в другую группу. Поэтому строгий контроль за «качеством трудоголизма» может улучшить атмосферу, исключив из коллектива всех работоманов, кроме истинных и временных.

Даже если человек – трудоголик, рано или поздно он оказывается ограничен своими физическими способностями. Для бизнеса хорошо, когда проект может быть превосходно выполнен одним человеком за 24 часа, полагающимся только на себя. Но гораздо лучше, когда такой проект сотрудник выполнит за считанные часы, эффективно распределив обязанности среди
подчиненных. Менеджеры-трудоголики стараются большинство задач замыкать непосредственно на себе, будучи неспособными к такому распределению.
Результат – не только перегрузка руководителя с одновременной недогрузкой линейного персонала. Трудоголик в такой ситуации рано или поздно становится все более незаменимым, и в случае любого чрезвычайного происшествия с ним –
отпуска, командировки или простого нервного перенапряжения – ущерб для компании может быть весьма значительным. Согласно правилу Парето, 80% результата достигается 20% усилий. К сожалению, иногда 100% результата требуют 101% усилий и более. В этом смысле перфекционизм оказывает негативное влияние на эффективность процессов, будучи связанным с неумением расставить приоритеты, остановиться, сделать выбор или принять решение. И хотя защитники перфекционизма утверждают, что они не только настойчивы, скрупулезны и хорошо организованны, но и стремятся достичь высоких целей, трудоголизм и перфекционизм часто необоснованно изматывают персонал, что негативно отражается на качестве работы. Слишком много внимания на не всегда действительно важные детали не только снижает ритм работы, но и увеличивает себестоимость, которая при доведении продукта до совершенства достигает таких уровней, что его становится невозможно продать с требуемой рентабельностью.
Выходом может быть обучение перфекционистов умению расстанавливать приоритеты, перераспределять обязанности и делегировать полномочия, а также подготовка замены трудоголикам заранее. Следует отметить, что нередко сотрудники лишь ловко имитируют чрезмерное усердие и трудолюбие, что вполне свойственно отечественному менталитету. Впрочем, перфекционисты имеют и свою «нишу». Например, они могут оказаться полезны на этапе завершения проекта, когда существуют строго определенные критерии его успешности, но энтузиазм и работоспособность остальных участников упали до критических значений. Именно здесь возникает потребность в трудоголике, который по своей природе не допустит, чтобы проект остался с какими-то недоработками. Что может нести большую угрозу – значительное количество трудоголиков или их полное отсутствие – вопрос риторический. Но опытный специалист должен быть готов минимизировать риски во всех случаях.
Отрывок из книги Мандель Б. Р. "Аддиктология" (ФГОС ВПО). Учебное пособие. – М.: Директ-Медиа, 2014. – 536 с.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 6 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB